Страшный сон Семёна Исааковича

от

«Совесть у него чистая. Не бывшая в употреблении…»
Станислав Ежи Лец

Весна ещё только начинала вступать в свои права. Раннее утро было серым и промозглым. Семён Исаакович проснулся весь в поту. Сердце напряжённо стучало в груди. Неужели это был только сон? Но всё казалось абсолютной реальностью и было очень страшно…
Вернёмся однако к реальной истории. Семён Исаакович родился в Москве перед самой войной в семье инженера. Детство его прошло на Урале в эвакуации, а когда война закончилась, семья вернулась в Москву. Отец воевал и чудом остался жив. Борьба с космополитизмом и «дело врачей» не коснулись семьи. Семён закончил школу, а затем институт. Работать он начал на большом военном заводе, где вступил в партию. Работа на оборонку была самой надёжной и стабильной. Большая часть бюджета страны тратилась на вооружение, хотя официально страна изо всех сил боролась за мир. Наш герой женился на молодой симпатичной женщине, которая не интересовалась ни политикой, ни историей. Они жили только интересами семьи, особенно не интересуясь, что происходит вокруг, но линию партии Семён Исаакович одобрял всей душой и чувствовал себя довольно комфортно. Как говориться «меньше знаешь, лучше спишь». То есть обычный «гомо советикус», каких в стране было большинство.
У них родилась дочь – красивая и, как показала дальнейшая жизнь, трудолюбивая девушка. В двадцать два года она вышла замуж и родила двух хорошеньких девочек. Зять Борис был тоже инженером, но, в отличие от Семёна Исааковича, хлебнул сполна антисемитизма и несправедливости этого режима. К тому же он хорошо знал историю СССР, что и побудило его в конечном итоге к тому, чтобы уехать из страны.
Между зятем и тестем не раз разгорались нешуточные споры на тему режима, но каждый неизменно оставался при своём мнении. И вот однажды Борис заявил, что хочет вместе с женой и детьми уехать в Америку. Состоялся тяжёлый разговор с родителями жены, зять не отступал, и в итоге они решили уехать уже всей семьёй. При этом тесть сначала отказывался, но потом, потеряв работу во время перестройки, вынужден был согласиться, так как деваться было некуда – на пенсию прожить было невозможно, а жить становилось всё труднее. Но такое вынужденное решение любви его к зятю не прибавило, а даже наоборот…
Семья прилетела в США. Борис снял квартиру и занялся активным поиском работы — нужно было как-то выживать на новом месте. Дети пошли в школу. А Семену Исааковичу с женой предоставили бесплатно квартиру в доме для престарелых с практически бесплатным питанием, бесплатной медициной и уборкой квартиры. Для удобства, понимая, что они не знают английского, им подключили программы русского телевидения. Бесплатно доставляют в магазин и обратно. Пенсионерам даже похороны оплачиваются государством — с приглашением раввина или священника…
Фантастика – не правда ли? Такое может быть только в сказке. И это при том, что они ни дня не работали в Америке. Но, к сожалению, многолетнее ежедневное зомбирование и российское телевидение, которое они смотрели по многу часов в день, победили объективную реальность. Тесть, забыв о том благодеянии, которое сделала для них эта страна, стал проявлять недовольство, постоянно указывая то на те, то на другие недостатки. Постепенно это вошло у него в привычку и стало одним из главных его развлечений. В этом его поддерживала и большая часть проживающих из бывшего СССР пенсионеров.
Борис искренне возмущался этим недовольством, но встречал полное непонимание и даже ненависть к себе как к инициатору отъезда. Пожилые люди легко попали под влияние российских пропагандистов типа Киселёва, Соловьёва, Брилёва и иже с ними. Эти телеведущие жулики несли откровенную ложь, но ложь эта была сладка, и поэтому им верили. Старики вдруг снова почувствовали себя частичкой Великой Империи, способной поставить зазнавшихся «пиндосов» на место.
Пенсионеры, все как один, голосовали за Обаму, который в 46 лет ничего из себя не представлял и не имел опыта ни в бизнесе, ни в политике. Но не без помощи в том числе и таких избирателей, стал президентом страны, которой в течение восьми лет наносил лишь один сплошной вред.
Большая часть пенсионеров поддерживала также и президента Путина. При этом их не смущало ни его чекистское прошлое, ни авантюризм в политике, ни открытое обворовывание «со товарищи» своего народа.
Что можно было со всем этим поделать? Борис не знал. Взывал к совести – не помогало. Возможно, здесь мог бы дать разъяснения профессиональный психолог. Люди в СССР всегда должны были одобрять чьи-то решения, принятые свыше, и биться над их выполнением. Или по крайней мере делать вид, что бьются. С этим они прожили всю жизнь. В то время как в Америке ты абсолютно свободен в выборе решения, что тоже трудно воспринять и с чем тоже трудно согласиться «гомо совьетикусу». Их детям и внукам проще, они перестроились и живут по новым правилам. Этим же нет – они сразу же свернули на привычную им колею. А, может, это отчасти защитная реакция на новое время с его гаджетами, мобильными телефонами, компьютерами… на чувство твоей неполноценности и ощущение ненужности?
Но неожиданно помог случай, а может — бог…
Семёну Исааковичу приснился сон, да причем такой реальный и явственный, как, быть может, никогда. Снилось ему, что старый его друг Лев приглашает его в Москву — погостить и провести недельку вместе, а заодно уж и встретиться с немногочисленными оставшимися в живых друзьями.
И Семён Исаакович, несмотря на категорические протесты жены и дочери, решает поехать. Так уж он решил, и точка! Опустим описание процедуры оформления документов. Скажем лишь, что на это было потрачено много времени и сил всей семьи, поскольку пересечь границу РФ Семён Исаакович мог лишь по российскому паспорту, которого у него, естественно, не было. Но во сне, как известно, всё возможно и даже преодоление этого идиотского правила.
Россия не была бы Россией, если бы не создавала немыслимые трудности на ровном месте. Как писал Тютчев: «Умом Россию не понять…»…
И вот самолёт приземляется в аэропорту Шереметьево. Опустим описание паспортного контроля и сверку налоговых деклараций, а также проверку багажа. Скажем лишь, что энтузиазма от всего этого у нашего героя сильно поубавилось.
Наконец, пройдя все необходимы формальности, Исаак Семенович увидел своего старого друга. Они не виделись более двадцати лет. Конечно, оба сильно изменились и не в лучшую сторону, но искренне обрадовались друг другу и расцеловались. Друзья направились к автомобильной стоянке. Вокруг было множество японских, американских и корейских автомобилей, но подошли они к старым «Жигулям», сквозь облупившуюся краску которых в разных местах просматривалась ржавчина. На немой вопрос Семёна Лев ответил, что на его пенсию в 18000 рублей (250 долларов) куда входит и оплата коммунальных услуг, он не может позволить себе нормальный автомобиль, в то время как его товарищи и этого-то не имеют.
Автомобиль тронулся. Семён Исаакович прижался к стеклу и с большим интересом рассматривал столицу, в которой прожил большую часть своей жизни. Как же она изменилась за время его отсутствия, сколько всего нового здесь понастроено!
Они подъехали к пятиэтажной кирпичной «хрущёвке», в которой жил его друг уже много-много лет. Лёва писал, что согласно плану реновации их дом снесут, а ему предоставят квартиру в новом доме и большей площади. Семён поздравил товарища с такой будущностью, но не увидел ожидаемой радости на его лице. Лев объяснил ему, что согласно новому закону, он должен оплатить разницу в жилплощади, а это большие деньги, которых у него нет. Вариант — пойти в банк и взять ипотеку лет на пятнадцать, но в 80 лет кто же ему даст? И это ещё не всё. Новые дома, куда переселяют, очень плохого качества, а подать в суд он сможет не ранее, чем через те же пятнадцать лет, так как в ипотечный период квартира принадлежит не ему, а банку. То есть государство их капитально развело.
Они с трудом забрались на четвёртый этаж, так как лифта в доме не было, и, тяжело дыша, вошли в квартиру… От всех этих волнующих событий у Семёна Исааковича подскочило давление. Лёвина жена предложила вызвать «Скорую», но потом решили, что она придти она может аж через несколько часов, а посему лучше самим дойти до поликлиники, которая была тут же, за углом.
В регистратуре поликлиники молодая женщина потребовала медицинский полис, которого, конечно же, не было. Тогда она сказала, что надо платить, но что всё уже на эту неделю расписано и врач сможет принять Семена Исааковича только на следующей неделе. На возражения Семёна Исааковича, что ему плохо сейчас, она даже не отреагировала, так как уже отвечала на звонки.
По дороге домой Семен Исаакович предложил другу зайти в супермаркет, рекламу которого он увидел на противоположной стороне улицы. Лёва предупредил друга, что там всё очень дорого и купить они все равно ничего не смогут. И процитировал стихи какого-то поэта:

«Получил вчера зарплату…
Ну и где она сейчас?
Своевременно оплату
Внёс за воду, свет и газ.

Не забыл про ипотеку,
Потребительский кредит.
По пути зашёл в аптеку,
Но не вспомнил, что болит.

Счёт пополнил телефонный,
И залил бензина в бак…
Тут же мой доход законный
Неожиданно иссяк!

В супермаркет у дороги
По привычке заглянул,
Но от полной безнадёги
Только горестно вздохнул!

Мясо, овощи и фрукты…
И всему своя цена.
У меня же на продукты
Не осталось ни хрена!

Чуть слюной не захлебнулся,
Где ни глянь – деликатес!
Налегке домой вернулся,
Что ж, придётся скинуть вес!

Впереди теперь диета,
Полстраны на ней давно:
Утром чай, в обед газета…»
… Но Семен Исаакович все же настоял. Супермаркет был великолепен: товары привлекали внимание своей свежестью, во всех отделах звучала приятная музыка, а продавщицы были в идеально чистых халатах и мило улыбались. Отказать в покупке таким милым девушкам было решительно невозможно.
Но особого внимания Семён Исаакович удостоился не столько со стороны девушек, сколько со стороны двух неожиданно оказавшегося бок о бок с ним молодых людей. Один из них как бы случайно прижал его к прилавку, а второй тут же вытащил из заднего кармана его брюк бумажник с кредиткой и двумя паспортами. Молодые люди исчезли также быстро, как и появились. Испуганный Семён Исаакович проверил задний карман брюк, но тот был пуст…
Он замер. Мелькнула даже совсем безумная мысль, что его зять был прав, когда вывез их в Америку. Но ее затмила еще более ужасная мысль – что теперь путь обратно, в Америку, отрезан и ему навсегда придется остаться здесь, среди всех этих проблем, с которыми он только лишь начал сталкиваться…
Очнулся Семён Исаакович, совершенно мокрый от пота, в своей кровати в Америке. Какое-то время ему еще понадобилось, чтобы осознать это. Постепенно он начал успокаиваться. От сердца отлегло, холодная испарина испарилась… Как только Семен Исаакович полностью пришел в себя, вернулись и привычные рефлексы. Первым – включить телевизор и прослушать последние известья.
Зомбоящик имени Кащенко привычно заработал, вызванный ночным кошмаром нервный срыв купирован – больной возвращен в свое привычное состояние, в котором находился до сна. Увы, даже сон не помог…

Страшный сон Семёна Исааковича

от | Июн 19, 2019 | Авторские публикации

5 комментариев

  1. avatar

    Рассказ Наума произвел весьма противоречивое впечатление. Первая часть — реальная история Семена Исааковича — так это просто калька с истории моего близкого родственника, также уехавшего много лет назад вслед за своими детьми в США. Те же взглды, та же бытовая ситуация, даже некоторые имена совпадают. Просто удивительное совпадение, что говорит о закономерности. Вторая часть — собственно сон, я надеюсь все же сном и останется. Тут получается так, что по отдельности взятые, все эти эпизоды вполне возможны в нашей жизни, но их совокупность, представленная в таком густом замесе, все же не вполне реальна. С другой стороны, у каждого свой жизненный опыт и у каждого, живущего по соседству с другим, может быть совершенно различный взгляд на вещи. Воистину: два мира — два Шапиро.

    Ответить
    • avatar

      Понятно, что «густой замес» — это художественный прием, ибо как ты в одном небольшом рассказике сведешь воедино все факты нашей жизни. Как минимум, повесть потребуется, А то и роман. А потом это ведь сон, а во сне может быть все что угодно.
      И потом, очень хорошо, что есть совпадения. Раз они есть, значит, это не отдельный и случайный эпизод, а как минимум — явление. Явления же и есть предмет художественной литературы… Другое дело, что я бы «заставил» Семена Исааковича, как минимум, задуматься, а не забыть этот свой сон уже в следующую минуту…

      Ответить
  2. avatar

    БЕСЫ. НОВЫЙ СИКВЕЛ…
    Феномен этот на самом деле хорошо известен и еще больше распространен в России, да и в других странах бывшего СССР. И отчасти – в странах бывшего соцлагеря.
    Причем чем больше времени проходит с тех времен, чем дальше отплываем мы от тех «берегов», тем с большей теплотой и ностальгией вспоминают многие из нас те времена.
    Действительно, в 90-е, в такие непростые и для многих поворотные годы, никакой особой ностальгии не было. Многие плотно закрыли за собой эту дверь и, как бы ни было тяжело, думали о будущем, а не о прошлом. И помысла не было вернуться туда обратно. Ибо помнили, что ничего особо хорошего там не было. А уж про «национальное» и уж тем более «имперское» величие так и вовсе разговора не было. Слово даже такое – «империя» – не звучало, а произнесшего его в отношении «совка» сочли бы сумасшедшим… Возобладал трезвый и здоровый взгляд на себя, на свою страну и ее положение в мире, на историю…
    Но, видимо, русский подолгу быть трезвым просто не может. Новый этап мифотворчества начался уже в нулевые годы. Под предлогом необходимости изжить якобы нажитые в 90-е комплексы. Посыл был дан сверху, а уж телевидение и средства массовой информации с энтузиазмом подхватили эту идею. И постепенно-постепенно, сначала исподволь, а затем все настойчивее и активнее начали внедрять в слабые на память головы сограждан мысль о том, что не все, оказывается, так плохо было в советские годы. Согражданам же этого только и надо было – соскучились по сказкам и небылицам, соскучились по новым и старым социальным утопиям. Наш народ, как мало какой другой, обманываться рад.
    Сначала это было лечения ради, и надо сказать отчасти помогало, но еще одной чертой нашего русского народа является то, что мы не знаем меры, поэтому мы и здесь ее очень быстро утратили. Это наш такой национальный наркотик особый, и как всякий наркотик он не только ведет к привыканию, но и требует постоянного наращивания доз. Тема наркотиков сейчас, после Титиева и Голунова, очень актуальна, поэтому и мы воспользуемся этим образом.
    Российские власти узрели в национализме и ксенофобии прекрасное средство по запудриванию мозгов и запылению глаз своих «подданных» и где с помощью средств массовой информации, где непосредственно сами по поводу и без повода начали пользоваться этим средством. И тем активнее, чем очевиднее становилась беспомощность из собственной, в первую очередь экономической, политики.
    И очень скоро мы из страны лузера и неудачника превратились, правда, к сожалению, лишь в собственных глазах, в очередной «оплот». Причем не важно чего: мира, интернационализма, духовности… – главное, что в «оплот». Простому и незамысловатому люду этого более чем достаточно…

    Ну, и пропаганда положительного образа Союза… С целью воспитания, в первую очередь у молодежи, т.н. патриотических чувств. Но клюнули на это дело, в основном, как раз старики – разом окунувшиеся в свою молодость. А уж они-то и стали рассказывать молодым фантастические и далекие от действительности байки про «золотой век». И чем больше рассказывали, тем сами больше верили в эти свои россказни.
    Ну а дальше вообще все ясно. Выстрел зарытого было томагав… то бишь ружья, которое откопали, мало-мальски почистили от ржавчины и земли и произвели в священный столп – идола и кумира, вкруг которого стали водить бесконечные хороводы. Наконец, как водится, «ружье» выстрелило, и это привело к массовому практически безумию. Годы прошли, и отрезвление только-только, причем мало-помалу наступает. И слава богу, что никому в голову не пришло по полной воспользоваться особенностью этого момента. Иначе не фильм «Чернобыль» сейчас бы смотрели и ахали, а стали бы непосредственными участниками и жертвами представленных в нем событий.
    Я довольно много думал об истоках и причинах такого самообмана и пришел к выводу, что кроются они в непросвещенности, а, главное, в нежелании просвещения, в отсутствии опыта и желания просвещаться и узнавать. Тем более что подспудно что-то подсказывает тебе, что в ходе процесса познания вскроются вещи не вполне приятные тебе, что они способны нарушить твой душевный комфорт и покой. И зачем тебе это? Уж лучше жить по простой и ясной формуле «свой-чужой» и клясть на чем свет стоит этого «чужого», да и вообще всех чужих. Тем выше и краше оказываешься в своих собственных глазах. Да и несостоятельность твоя тоже отходит куда-то на второй план.
    На личном и бытовом плане ностальгирующим трудно и неприятно принять настоящее. Они и не живут настоящим. Своими мыслями они уходят в идеализированное паточное прошлое, а надеждами уносятся в будущее, которое уже не на бытовом, а на общественном уровне расставит все по своим местам: восстановит т.н. «социальную справедливость» – накажет кого надо, а накопленные ими неправедным образом богатства «справедливо» распределит между бедными и нуждающимися.
    Все лозунги кануна революции 17-го года уже витают в воздухе, а скоро появятся на стенах и, наконец, окончательно овладеют массами. Массам крикнут «фас»…
    Российская история заходит на очередной виток, избитый и с хорошо предсказуемым результатом. Для того, кто хорошо знает историю. Но мы историю не знаем и не учим. Мы ее идеализируем.
    А посему и имеем то, что имеем. «В поле бес нас водит, видно / Да кружит по сторонам…»

    Ответить
    • avatar

      Молодец, Саша. Всё правильно. С уважением, Наум.

      Ответить
      • avatar

        Спасибо, Наум. Самое интересное, что ностальгировать по СССР испытывающим ностальгию сейчас просто незачем. Нет ни малейшего повода, ибо мы и так уже вернулись к системе государственного капитализма бюрократического типа в экономике и к авторитарной системе управления в политике, то бишь к той самой системе в экономике и политике, что была в эпоху СССР.
        Что называется «найдите 10 отличий». Да хотя бы 5, да хотя бы 3… Я же в состоянии назвать 33 общих момента, что называется «один в один», для той общественно-политической системы, что была в СССР, и той, что мы имеем теперь. Причем самого принципиального характера.
        Назову лишь главные:
        — Отсутствие прав собственности, а также всех прочих прав и свобод, кроме, быть может,
        свободы передвижения (за границу);
        — Госсобственность в экономике, которая вновь с 23 процентов в 90-е годы выросла почти до 80 в настоящее время;
        — Авторитаризм в политике: все ветви власти от законодательной и судебной до исполнительной и «четвертой» вновь зависят от одного человека и его ближайшего окружения. Где еще, в какой еще цивилизованной стране мира такое возможно?
        — Отсюда – «естественная» несменяемость власти;
        — Все виды идиотизма, вытекающие из системы организации общества на бюрократической основе;
        — Милитаризация экономики и жизни в целом; противопоставление себя всему остальному, в первую очередь цивилизованному мировому сообществу.
        Ну, и так далее и тому подобное. Все в общем одно и то же, ничего нового ни в идеологическом, ни в экономическом, ни в политическом плане, ни в каком другом плане новая власть не привнесла, а лишь воспользовалась старыми заезженными клише.
        Больше всего меня в этой истории удивляет общество, которое после стольких лет свободы все с той же готовностью и покорностью вновь склонило голову и позволило надеть на себя ярмо… Ну так значит, оно того и заслуживает…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *