У меня все отлично…

от

1.
2002 г.
Ровно в десять утра в приемную московского офиса по продаже технологического оборудования вошла очаровательная высокая худая девушка, блондинка лет двадцати в узкой черной юбке и в белой кофточке с довольно большим вырезом. Она улыбнулась, внимательно осмотрела приемную и поздоровалась с секретарем.
— Меня пригласили на встречу с вашим директором по поводу работы.
Секретарь, пожилая женщина немедленно сообщила директору о ее приходе. Дверь распахнулась и ее пригласили в кабинет руководства.
Директором оказалась симпатичная женщина чуть больше сорока лет, брюнетка с серыми глазами, среднего телосложения, очень строго по-деловому одетая в светло-коричневый костюм и уверенно стоящая на тонких высоких каблуках, шпильках. При этом, по суровому выражению ее лица, ничем другим, кроме своего бизнеса эта женщина не интересовалась. В противовес серьезному взгляду начальницы вошедшая девушка, мило улыбаясь, демонстрировала свои длинные стройные ноги и пышную грудь.
— Давайте знакомиться, мне вас очень рекомендовали, как ваше имя и отчество? Девушка бойко ответила:
-Елена Николаевна Петрова, мне двадцать лет, я учусь на предпоследнем курсе вечернего отделения экономического факультета в институте, специальность – бухгалтерский учет. Сейчас у меня образовалось достаточное количество свободного времени, чтобы работать у вас полный рабочий день. Я умею быстро печатать на русском и на английском языках. Я хорошо знаю компьютер, я легко справлюсь с технической работой секретаря. У меня был опыт в другой компании, но она недавно прогорела, мне пришлось уволиться. Сейчас я заинтересована в дополнительных к стипендии деньгах.
-Хорошо, Елена Николаевна! Меня зовут Инна Сергеевна. Давайте попробуем поработать вместе. Вам надо будет принять дела у Антонины Семеновны. Запомнить, где и какие документы лежат, отвечать вежливо на все звонки, организовывать график встреч, предлагать гостям чай и кофе, ходить в ближайший магазин за печеньем и сахаром, а также иногда отвозить документы бухгалтеру. И, если вас все устроит, то я могу предложить вам полгода – год работы в нашей компании. Называть я вас буду по имени, когда никого чужого в офисе не будет, мне так будет проще, а при посетителях- по имени и отчеству и на вы. Через пару дней мы обсудим вашу окончательную зарплату. Рабочий день с десяти утра до шести вечера. Перерыв в свободное время. Приступайте.
-Спасибо большое, я пошла принимать дела.
Секретарь с волнением ожидала результатов переговоров. Увидев, что вопрос о работе с девушкой согласован, она с облегчением выдохнула и проговорила:
-Слава богу, вы, наконец, поможете Инне Сергеевне. Вас как зовут, Леночка? Я, видите ли, продукт прошлого столетия, так и не смогла освоить компьютер, тем более самой последней модели, все дела запарываю. У меня дочь тоже почти ничего не понимает в технике, научить меня не смогла, она в детском садике работает, педагогом. Я тут временно пару недель была на подхвате, прежний секретарь ушел на повышение. Когда-то давно я работала секретарем, но это была совсем другая работа- звонки, чай и бумажки по папкам раскладывать, сейчас этого мало. Инночка живет по соседству и знает меня много лет, вот и попросила ее выручить. Пойду к дочери в садике помогать, с детками мне намного проще, чем с этой сложной техникой.
Так Лена стала работать с Инной Сергеевной.
2.
Владимир Кузьмич полулежал в шатре, среди многочисленных белоснежных подушек, на берегу Карибского моря и любовался его изумрудным цветом. Шатер был частично прикрыт легкими воздушными полупрозрачными белыми занавесями, они слегка развивались под дуновением теплого ветерка. Что греха таить, он чувствовал себя абсолютно счастливым, он ни перед кем не хвастался своими достижениями в бизнесе, не демонстрировал своего превосходства ни перед кем, однако, где-то в глубине своей души гордился собой.
Он, мужчина в самом расцвете сил, ему еще даже нет пятидесяти, абсолютно здоровый, вполне симпатичный, далеко не дурак, у него красивые жена и дочь. Он сколотил себе небольшое состояние, есть квартиры в Москве и загородный дом в престижном подмосковном поселке, машины, деньги на путешествия, но главное – все для них он уже сделал. Вон, они, счастливые плещутся в море.
Его раздражало только их потребительское отношение к нему, сформировавшееся в последние годы. Он постоянно от них слышал:
-Папочка! Дай, дай, дай нам, купи это, купи то, нам надо идти к косметологу, надо делать массажи. То им надо купить колечко, то сережки, то новую машину, курточку и шубу, то съездить во Францию или Италию на шопинг, то сменить дома мягкую мебель.
Все время что-то надо, как он про себя произносил, «то кожа, то рожа». Он уж им и банковские карточки завел, но они умудрялись все деньги тратить с какой-то удивительной, прямо космической скоростью. А еще давай деньги на тренеров в фитнесс клубах, на абонементы в ночные клубы для дочери, билеты на концерты. А на жизнь будущую надо же что-то оставить? Ни жена, ни дочь не работали. А им зачем? Все у них есть. А, с другой стороны, как не побаловать своих родных красавиц? Надо только суметь увидеть в этом особое счастье.
Владимир Кузьмич взмахнул рукой, призывая к себе официанта. Надо заказать девочкам гуакамоле, мексиканские чипсы и яркий летний коктейль. Будем все вместе фотографироваться на память.
Мать и дочь приближались к шатру — загорелые, счастливые, стройные и беспечные. Им все очень нравилось в Канкуне — гостиница, бассейны, спа-комплекс, сервис, море, еда и шопинг.
3.
Инну Сергеевну вполне устраивала работа Лены, она с легкостью справлялась со всеми заданиями, быстро печатала письма и документы, была вежлива с заказчиками, с гостями, с удовольствием предлагала им чай и кофе, мыла посуду, выполняла разовые поручения. На иностранном языке печатала быстро, довольно правильно, хотя не понимала ни слова. Она почитывала в свободное время учебники, в обеденный перерыв никогда никуда не уходила, доставала из сумки стеклянные банки с борщом или щами, с жареной картошкой и куском хлеба.Деньги она на себя не тратила. Инна после ее обеда деликатно проветривала устойчивый запах щей в офисе, но замечаний никаких не делала. Лена аккуратно носила буквально две-три кофточки с единственной черной юбкой, пара обуви у нее тоже была одна, она приносила ее с собой, в институт на занятия она бегала в кроссовках, а на работе одевала симпатичные туфельки. Волосы она подкрашивала сама, это было заметно. Девушке было чуть больше двадцати, она была очаровательная и привлекательная. Когда она наклонялась, можно было краем глаза заметить ее прекрасную упругую молодую грудь, на ее тонкой белой шейке болтался тоненький кожаный коричневый шнурок с серебряной дешевой подвеской, а глаза шоколадного цвета словно магниты притягивали к себе любого мужчину. Блистательная молодость!
Однако посетителей в офисе было мало, а, если и были, то для Лены слишком старые и совсем не одинокие. Чувствовалось, что ей было скучно на работе, она не вчитывалась, не вникала в смысл документов, ссылаясь на то, что работает временно. Лена часто созванивалась со своими однокурсницами, быстро справлялась со своими домашними заданиями, а в шесть вечера, стремглав, убегала на занятия.
Инне было всегда некогда, она отдавала поручения своим сотрудникам, сама принимала участие во всех переговорах, приходила на работу позже, видимо, успевая заранее утром созвониться со своими заказчиками, практически не покидала кабинета или переговорную, подписывала множество бумаг и документов, а уходила домой позже всех сотрудников, ближе к девяти часам вечера.
4.
Иногда директор не успевала обмолвиться и парой слов со своей помощницей. Но бывали и дни полного затишья. И вот наступил август, период, когда она с мужем собралась отправиться на две недели в отпуск в Италию.
Инна Сергеевна волновалась, она впервые оставляла офис на юную девочку, секретаря, у которой закончилась весенняя сессия, и она перешла на пятый последний курс.
-Леночка! Давайте, наконец, попьем вдвоем с вами кофе и поболтаем, есть у меня сейчас свободное время, и, помимо этого, я хочу дать вам некоторые поручения.
-С удовольствием, Инна Сергеевна! Только я не пью кофе, я буду пить зеленый чай, если вы не возражаете.
— Расскажите мне, Леночка, о себе, я ведь ничего о вас не знаю. Мне вас рекомендовала наша помощница по хозяйству, у меня было столько на работе рутинных проблем, мне некогда было устраивать тендеры по приему на работу секретарей. И я не ошиблась, вы молодец, хорошо справляетесь.
Женщины уютно устроились, они сели друг против друга за стол переговоров. Лена выложила на тарелку печенье, конфеты, приготовила Инне Сергеевне кофе, себе зеленый чай и начала рассказывать про себя:
— Я, мама, папа, бабушка, мой младший восьмилетний брат и две кошки живем в Бутово на окраине Москвы. У нас двухкомнатная отдельная квартира в панельной девятиэтажке, комнаты двенадцать и восемнадцать метров, кухня шесть метров.
Мой отец работает сапожником в маленьком цеху по ремонту обуви. Он хороший мастер, у него золотые руки и большая клиентура, он прилично зарабатывает, но почти все деньги пропивает, пьет «как сапожник». Когда он приходит домой пьяным «в стельку», мы с мамой его затаскиваем в ванную комнату, у нас есть сидячая ванна, сажаем его и закрываем одеялом. Он там спит, он тихий и слабый, не агрессивный. Мама вытаскивает из его карманов остатки денег на жизнь. Когда он трезвый, что бывает редко, то он очень добрый. Он в детстве игрался со мной и Вовкой. Дома все сам делает, мог бы быть прекрасным мужем, сыном и отцом, но сильно запил.
Бабушка, его мать, через шестьдесят лет после окончания войны получила эту квартиру как жена героя, дед погиб под Москвой в двадцать два года, до этого мы все жили в бараке. У бабушки своя кровать, телевизор, холодильник и шкаф в маленькой комнате. Характер у нее ужасный, она нас всех попрекает, что мы заняли ее квартиру, маму мою терпеть не может. Отец из-за бабушки начал пить, это ей все в маме не нравилось. Он даже бросил учиться из-за нее. Бабушка всю жизнь проработала водителем автобуса. Она закрывается у себя в комнате вечером, всех нас посылает к чертовой матери и выходит только в туалет или в ванную. Всех ненавидит… К себе никого не впускает.
Мама моя очень полная и ленивая женщина, учиться никогда не хотела, всю жизнь работала уборщицей, при этом по домам ходить и убирать не хотела, а значит — утром и вечером офисы убирает за копейки. Боится, что пенсия будет минимальная. Сидит и ждет ее как манну небесную, а ей и дадут эквивалент ста долларов в рублях и …привет. Но ей все равно. Днем она собачится со свекровью, а поздно вечером у нее забота — пьяный отец. Но когда-то они любили друг друга, были счастливы, жили хоть и в бараке, но весело, много работали, родили двух детей, ходили с нами в парк гулять и в кино. А потом все сразу рухнуло, я даже и не знаю кого винить. Мама спит с Вовкой и кошками в большой комнате, когда отец в ванной, а когда он трезвый, то они живут там все втроем и кошки, конечно.
-А где же вы, Леночка ночуете?
-А я сплю на полу под кухонным столом на надувном матрасе. Там никто меня не трогает. На кухне я занимаюсь, помогаю брату и матери готовить обеды, стирать и гладить белье.
Естественно, что мы с братом круглые отличники. Мы с ним мечтаем выбраться из этого ада вечных скандалов и пьянки, но главное – из нищеты. Знаете, как иногда хочется съесть мороженое, а денег-то нет. Или хочется, чтобы дома был компьютер, свой, собственный, или на худой конец купить себе туфли, сапоги или пальто. А денег-нет, нет, нет, нет…
Вот мы с братом и решили учиться только на пятерки и, что есть мочи, бежать быстрей из этого дурдома. Ваша домработница когда-то работала вместе с моей мамой, они случайно встретились, мать ей рассказала про меня, что я осталась без работы, вот она по старой дружбе и похлопотала за меня.
Я закончила школу с медалью, сама поступила в институт, учусь бесплатно, получаю стипендию и у вас прирабатываю. Все равно денег на жизнь не хватает. А брат мой победил в городской олимпиаде по шахматам, и его тренер выбил ему подарок — личный компьютер. Таким образом, своими мозгами, мы с ним тихо-тихо и прорвемся в жизни. Брат очень способный в математике, в физике и химии, в отца пошел. Он тоже был когда-то способным, пока не запил.
Инна Сергеевна ничего подобного не ожидала услышать. Она растерялась и не знала даже о чем еще спросить девочку. Выпила остывший кофе и спросила:
-Леночка! А у вас есть молодой человек? О чем вы мечтаете, где и кем бы вам хотелось работать?
-Инна Сергеевна, у меня все очень просто. Я после окончания института, если в дипломе будут одни пятерки, а они обязательно у меня будут, пойду работать в Мэрию, в финансовый отдел, бухгалтером. Такой запрос есть в Мэрии, а наш ректор обещал за отличную учебу мне походатайствовать. Тогда я и буду думать о замужестве. Пока что я два раза обожглась и хорошо запомнила это. За мной ухаживали два мальчика, оба очень симпатичные, из хороших семей с большими перспективами по работе. Однажды, один из них решил меня проводить домой поздно вечером после занятий. И проводил, зашел к нам домой, увидел пьяного папочку, услышал, как он блюет в ванной. От чая отказался и рванул, что есть силы. Он даже больше ко мне ни разу не подошел. А второй решил сделать мне сюрприз в день рождения и явился ко мне домой с цветами и подарком. А там дома скандал — моя мать отбивалась от бабули скалкой. Кровь на башке у одной, другая мокрыми руками хлестала бабку. Кошки орали как резаные. Второй парень увидел такую сцену, послушал трехэтажный мат и смылся. Кому такая семейка нужна?
— Но вы такая симпатичная, умная девушка! Неужели молодые люди обращают внимание на семью?
— У вас ведь есть дети? Кажется, есть – мальчики, и они уже женаты.
Вам ведь с мужем было бы не все равно, какого их жены рода-племени? Кто их родители? Какие у них условия жизни?
Инне Сергеевне стало стыдно за себя. Конечно, ее очень даже волновало, в какую семью попадет каждый из ее сыновей. Но ей не пришлось вмешиваться, так как каждый из них самостоятельно сделал свой выбор.
-Ладно, Леночка! Все у вас будет хорошо. Мы ненадолго с вами расстаемся. Я прошу вас в мое отсутствие записывать контакты новых заказчиков, вопросы партнеров, любые их обращения, сохранять деловые письма, которые обязательно будут к нам поступать. Всем заинтересованным говорить, что я в отпуске, только на две недели.
5.
После отпуска Владимир Кузьмич вернулся к своей работе, он сидел в своем кабинете и разбирал деловые бумаги. Раздался звонок.
— Вовочка, котик! Мы едем на рынок за продуктами, не волнуйся, Танечка мне поможет. А потом мы должны вдвоем попасть в меховое ателье, нам надо шубки обновить, пока не сезон и нет очереди. А на вечер я заказала из японского ресторанчика всякие вкусняшки. Ждем тебя на ужин. Котик, но не забудь, что нам нужны денежки, переведи мне на карточку. Жду.
-Хорошо Светик! Я переведу. Сегодня я очень занят, не беспокой меня, кучу бумаг надо разобрать. Ждите меня к ужину.
Владимир быстро перевел деньги с карточки и продолжил рассматривать накопившиеся дела. Вопрос жены все-таки его беспокоил:
— Ведь только что прилетели, так хорошо отдохнули, все, что хотели, я им там накупил. Опять все им мало, теперь шубы надо переделывать. Ладно, хорошо еще, что не надо новые шубы покупать.
Бумаг действительно накопилось много. Он составил план на ближайшую неделю, а на следующий день спланировал заехать в офис к Инне Сергеевне, к своему партнеру. Владимир Кузьмич снял трубку и передал секретарю:
— Надо заказать букет Инне Сергеевне на завтра и что-нибудь еще купить в качестве подарка ко дню рождения. Женщина она достойная, ни разу меня не подвела, полностью заслужила мое личное присутствие и преклонение на ее празднике. Поеду к ней в офис ближе к концу рабочего дня. Сделаю ей сюрприз.
На следующий день модный мужчина среднего роста с цветами и огромным именным тортом, испеченным на заказ, явился в офис Инны Сергеевны. Она к тому времени уже проводила свой отпуск в Италии. Владимира радушно встретила секретарь и, объяснив ситуацию, предложила ему выпить чашечку чая или кофе.
Владимир был смущен. Он обратился к секретарю:
— Да, жаль, сюрприза у меня не получилось. Но вы же ей доложите про мой визит с тортом и про цветы.
— Конечно, сегодня мы ее всем коллективом поздравили по телефону, но я дополнительно сообщу ей о вашем визите и особом внимании. Давайте я сфотографирую вас с букетом и с тортом. У меня в столе лежит фотоаппарат для деловых нужд.
-Да нет, милая барышня, не стоит. Достаточно того, что вы потом обо мне ей напомните.
-Владимир Кузьмич, ваши роскошные цветы я поставлю в вазу, а торт мы съедим с коллегами, вы не будете возражать?
-Нет, конечно, не буду.
Владимир сел за стол, расслабился, обратил внимание на новую весьма симпатичную секретаршу. Он был одет в летний светлый костюм из тончайшей шерсти, голубую рубашку. Его дорогая обувь сразу обращала на себя внимание своим качеством и хорошо подобранным цветом. На шее виднелась тонкая золотая цепочка с крестиком, а на руке золотые часы. Он был гладко выбрит, его редеющие темные волосы были стильно уложены, запах мужских духов был не резким, а очень приятным.
— Как вас величать, милая барышня? А вы не хотите ли первой со мной попробовать этот торт, он очень свежий, должен быть вкусным!
— Меня зовут Елена Николаевна, можно просто Елена. Я с удовольствием составлю вам компанию, мы выпьем с вами чай и попробуем этот великолепный торт, но в шесть часов я должна бежать в институт.
Вы, видимо, сами только что из отпуска. Какой у вас красивый загар! Вы будете чай или кофе? Я сейчас все организую, подождите пару минут, пожалуйста.
-Мне чай, если можно.
Владимир еле успел договорить. А Лена быстро вскочила и, неловко повернувшись на своих высоких каблуках, вдруг упала, подвернув ногу. От неожиданной резкой боли слезы покатились из ее прекрасных карих бархатных глаз, она беспомощно сидела на полу. Владимир подбежал к ней, поднял ее, посадил на стул. Девушка такая прекрасная, юная, нежная, трепетная — горько плакала. Капли слез были даже на ее прекрасной юной груди.
-Я сейчас же отвезу вас в травмпункт ближайшей больницы.
-А как же вы, без чая и без торта?
— О чем вы говорите?
— Вот незадача, у меня каблук отвалился, единственная приличная пара обуви, ладно, папа починит. В шкафу есть мои кроссовки, я их надену, если смогу. Лена рукой показала на шкаф.
Владимир достал ее старые изношенные кроссовки из шкафа, попытался надеть один на больную ногу Лены, но не смог, девушке было очень больно. Она не могла наступать на больную ногу. Лена допрыгала на одной ноге до телефона, объявила о случившемся какому-то коллеге, попросила распорядиться с цветами и тортом, потом взяла свою сумку, один кроссовок и попыталась сделать движение. Владимир подхватил ее, она допрыгала с его помощью до лифта, вместе они спустились, потом допрыгала до его машины. Он усадил девушку на переднее сиденье своей шикарной машины, пристегнул Лену ремнями и помчался в ближайшую больницу.
6.
Он все время смотрел на милое трогательное создание, по возрасту даже моложе его дочери. Владимир довез Лену до клиники, показал ее врачу . Там девушке сделали снимок ноги, врач наложил лангету и вколол обезболивающие лекарства. Лене выдали справку для предоставления в институт. Владимир побежал и купил ей костыли в аптеке. Лена его поблагодарила и попросила отправить ее на такси домой. Владимир был категорически против, он не хотел расставаться с девушкой. Какие-то давным-давно забытые чувства им обуревали. Он спрашивал ее о работе, об учебе, потом захотел задать ей вопрос о ее личной жизни, но не решился.
-Знаете, что, Лена, я совсем забыл, что вы голодная. Давайте по пути посидим где-нибудь в ресторане, я вам расскажу, откуда у меня такой загар, поужинаем и отпразднуем день рождения вашей начальницы.
Лена посмотрела на него с какой-то грустью и ответила:
-А я и не возражаю, вы только не волнуйтесь, я много не ем. Кроме того, все равно я теперь на больничном и не смогу пойти в институт.
Они припарковались у дверей известного ресторана. Лена на костылях добралась до стола.
Владимир старался продемонстрировать все свои знания об итальянской кухне, он заказывал самые изысканные дорогие блюда. Лена не имела о них ни малейшего понятия. За свою короткую жизнь она пробовала только спагетти, пиццу, капучино и тирамису. Она одобряла все, что заказывал Владимир, но чувствовала себя неловко.
— Владимир Кузьмич! Не надо так много заказывать, я много не ем, вам придется взять все остальное домой.
-Разберемся.
Девушка вела себя совсем не так, как могли бы себя вести его избалованные жена или дочь. Чувствовалось, что она скромная, но очень гордая девушка. Он похвастался, что посетил с семьей множество стран, плавал в двадцати морях, видел дворцы и замки Европы, Азии и Америки. Несколько фраз касалось его успешного бизнеса. Девушка молча его слушала и медленно лакомилась закусками. Потом она его сердечно поблагодарила за все, сто раз извинилась за происшествие, сказала ему, что нога начинает опять болеть, что ей хочется лечь в кровать. Знал бы Владимир, о какой кровати говорит Лена?
Владимир понял, он попросил официантов завернуть остатки нетронутой еды в коробки, расплатился, щедро оставив чаевые. Ему было очень жаль девушку, он опять помог ей сесть в машину, отвез ее на край Москвы в какие-то трущобы, уже в лифте всунул ей пакеты с едой и попрощался. Всю оставшуюся дорогу он почему-то вспоминал ее больную ногу, нежную, хоть и не ухоженную, без всякого педикюра. Он вспоминал, как он пытался надеть на ногу Лены носок и старый растоптанный кроссовок. И еще слова девушки, что папа обязательно починит ее единственную пару обуви.
Дома он, сославшись на усталость, не сел за стол со своими любимыми женщинами. Они долго трещали про свои вкусняшки, макарошки и печеньки. Владимиру в этот вечер они были не близки.
7.
Инна с мужем в это время наслаждались отдыхом, восстанавливая здоровье на аристократическом курорте в Италии в Милано Мариттима. Ее муж Гриша был человеком рачительным, он не любил выбрасывать деньги на ветер, но в день рождения жены забронировал столик в одном из лучших ресторанов курорта. Сам городок на берегу Адриатического моря утопал в зелени сосновых рощ, которые посадили, как ни странно, давным-давно древние римляне с целью непрекращающегося строительства своих кораблей. Семейная пара сидела за столиком ресторана под кроной огромного кедра и наслаждалась запахами хвои и соленого морского бриза. На столе уже стояли блюда с великолепными гастрономическими изысками, включая вино, столь характерными для области Италии под названием Эмилия-Романья.
Вдвоем пара отдыхала редко. Муж предпочитал подмосковную природу, не любил летать на самолетах и тратить деньги. Инна это прекрасно знала, летала в отпуск со своими подругами или в одиночестве. Именно тогда-то она отдыхала так как мечтала и хотела, путешествовала и наслаждалась в меру своих финансовых возможностей. Ей никогда не было одиноко и скучно, она была человеком общительным, умела заводить знакомства в любом месте. Но сегодня особый день – ее день рождения. Ей очень хотелось провести этот день с близким человеком.
Гриша поднял бокал:
— Давай выпьем за тебя! Желаю тебе оставаться такой же красивой любимой женой, любящей матерью, умной и деловой женщиной! За тебя!
Инна кивнула, встала и поцеловала мужа:
-Спасибо дорогой! Рада, что мы вместе в этот день.
Она всегда знала, что он скажет, ее устраивала его предсказуемость.
К столику приблизилась пара:
-Ну ты подумай! Я говорю тебе, что это Инка и Гришка, а ты мне что? Не может быть, русские сюда не ездят. Еще как ездят! Ребята, давно вы здесь? По какому поводу выпиваем?
Инна и Гриша встали со своих мест, перед ними стояли их старые знакомые, еще со студенчества, которых они не видели более двадцати пяти лет. Игумновы Юра и Лиза переехали жить в Санкт-Петербург, и пути семей разошлись. Вот уж сюрприз– встретить их на курорте!
-Ребята! Как я рада вас видеть и именно сегодня – в мой день рождения. Присаживайтесь к нам за стол, мы закажем еще одну бутылку вина.
Инна и Гриша были искренне им рады. Гриша заказал еще одну бутылку вина. Питерцы присели и в какой-то степени спасли ситуацию, сразу стало намного веселей. Выпили за Инну, за встречу, за родителей, за детей и внуков, за успехи на работе. Рты у Гриши и Юры не закрывались. Попробовать за один вечер рассказать друг другу про себя за более, чем двадцать самых главных в жизни лет не так было просто. Женщины еле умудрялись вставлять свои дополнения.
Гриша не успевал заказывать еще и еще вина и горячих закусок, разговоры не прекращались.
Дурманящий, опьяняющий аромат кедровников, количество выпитого и съеденного, в конце концов, сделали свое дело, разгоряченные пары попрощались, договорились увидеться на следующий день и отправились по своим отелям.
8.
Владимир на следующее утро позвонил в офис Инны с тем, чтобы узнать домашний телефон Лены, он забыл спросить его у нее. Но Лена была новым сотрудником, только что зачисленным на работу, никто не знал ее номера телефона, кроме Инны Сергеевны. Сотрудники обещали немедленно связаться с директором, узнать и сообщить информацию Владимиру Кузьмичу.
Владимир погрузился в свои дела, но эта молодая девчонка никак не выходила у него из головы.
-Ладно, подожду. Господи, ерунда какая-то. Работы полно! Проблем полно!
Вечером в фитнес-клубе после тренировки он разговорился со своим другом.
-Сень! Я вчера случайно познакомился с молодой девчонкой, не выходит эта чертовка у меня из головы.
Брутальный, круглогодично загорелый Семен посмотрел на Владимира и коротко ответил:
-Вов! Ну, так трахни, если запал на нее.
-Да она моложе моей дочери.
-Что не совершеннолетняя?
-Да нет, студентка, почти выпускница, отличница.
-Ну это значит только, что будет супер, страстная и развратная!
-Да ладно тебе, я серьезно с тобой разговариваю, а ты выпендриваешься.
-Так какой у тебя вопрос?
-Я не знаю, как к ней подойти ближе. Старый я уже для адюльтера.
-Чего? Кто узнает-то? Всему есть своя цена. У тебя бабки есть? Есть! Ну и какие проблемы?
-Я же не могу ей деньги предложить, слету – прилету.
-Ну и дурак! Однако, я тебе могу предложить одну идею, работает безотказно. Пригласи ее в Турцию или в Египет в пятизвездочную гостиницу на пять дней, где все включено, дома своим скажешь, что у тебя деловая командировка на конференцию. И все, понеслось!!! Если она возьмет себе подругу, то я готов с тобой полететь. Вопрос-то ерунда!
9.
Инна и Гриша не представляли, что их отдых будет идти под постоянный вечерний аккомпанемент из воспоминаний людей, которых они не видели столько лет. В основном говорил Юрик, стройный высокий, спортивного типа мужчина, одетый по молодежной моде. Волосы, усы и борода у него были подкрашены. Это делало его несколько смешным в глазах сверстников. А Лиза была обычной незаметной женщиной, о которых говорят кратко — очень приятный человек. Она молчала и иногда улыбалась. Какие у нее были чудесные глаза, голубые, огромные, но очень грустные. Первая встреча в ресторане была неожиданным оригинальным сюрпризом, но день ото дня общаться с Юрой и Лизой представлялось утомительным. Инна заранее пыталась распланировать свой отпуск, уплотнив пребывание на пляже различными экскурсиями: в Равенну, Болонью, Римини и Сан-Марино. В ее план входили не менее шести широко разрекламированных в отеле SPA– процедур, круиз по живописному побережью и многое другое. Но все планы вполне могли полететь к черту. Совершенно неожиданно мужчины решили держаться друг друга, нашли какие-то общие темы в бизнесе, а главное увлеклись пляжными играми — то в баскетбол, то в волейбол, то в бочче. Вечером после ужина, как ни странно, у них еще хватало сил на модные молодежные дискотеки. Женщины вынуждены были все терпеть, но танцы посещали и с удовольствием танцевали.
Нет, никто им не запрещал ездить на экскурсии, только вот их мужья объявили, что отпуск — это личное дело и каждый воспринимает его по-своему. Ну ладно, Юра, но Гришу, подающим мяч на пляжной волейбольной площадке в Италии, Инна даже в страшном сне представить не могла. А главное – она не ожидала от него таких деклараций. В итоге она со знакомой Лизой, согласившейся на все условия, путешествовала и от своего плана пребывания в Милано Мариттима не отходила. Однако, Лиза была весьма равнодушна к поездкам и ко всему тому, что так радовало Инну. Тем не менее, Инна себе призналась, что все очень даже хорошо вышло, никто не ворчит ей на ухо, не обсуждает последние новости из России, от которых она, столь уставшая, сбежала. Уже в первый день ее отдыха самые «доброжелательные» коллеги с работы разыскали ее и сообщили, что Лена, новый секретарь, подвернула ногу в офисе и сейчас лежит дома, на больничном. В офисе творится бардак, никто вовремя не приходит. Инна успокаивала себя:
-Ну и плевать… Пусть, что хотят, то и делают, время летит быстро, тем более, в период отпусков.
Как-то после очередного массажа в SPA-комплексе женщины решили прогуляться вдоль моря по сосновой аллее. Чудесные аллеи и пляжи –весь этот великолепный курорт организовали для себя богатые миланцы в соответствии со своим вкусом, размахом и амбициями. Они назвали его по-своему — «Милан Морской». Женщины шли целый час и не могли надышаться этим дивным густым запахом моря и хвои. Справа раскинулась широкая полоса чистейших песочных пляжей Адриатического моря, перетекающих один в другой, а слева другое море — море высоких сосен и кедров. Но вскоре, ко всем природным замечательным запахам присоединился запах ароматного кофе. Женщины, не сговариваясь, сдались, больше им не хотелось движений, они сели в ближайшее открытое кафе. Это был день Праздника Урожая. До ужина было еще три часа, самое время выпить столь любимый итальянцами напиток. Инне казалось, что такое прекрасное настроение, как у нее в этот день, невозможно ничем испортить. Она чувствовала себя счастливой. Женщины заказали кофе и легкий десерт.
-Инночка! Я сейчас тебя очень удивлю, а то боюсь, что не успею. Мы разводимся сразу по прилету в Питер. Мы на самом деле ненавидим друг друга. Вечерами мы даже не разговариваем. И здесь мы оказались не случайно, в Милане у Юры квартира, которую ему предстоит на днях продать, а деньги поделить. Сейчас риэлтор и юрист оформляют сделку с покупателями. Я два года ждала этого момента, чтобы навсегда с этим гадом расстаться. Со дня на день ждем звонка из Милана. В любой момент мы можем сорваться и уехать. Мы здесь только, чтобы как-то скоротать время, быть друг у друга перед глазами. Когда мы вас с Гришей увидели, то я от счастья за вас чуть не расплакалась. Он запретил мне что-либо рассказывать о нашем разводе. Тем более, что вы так счастливо проводите вместе отпуск. Но мне так плохо, так захотелось раскрыться перед тобой. Ты точно все правильно поймешь.
Инна чуть не подавилась кофе от удивления:
— Вы что, оба, с ума сошли? А что за причина? Почему гад? Конечно, я не вправе судить, я вас не видела столько лет, люди очень меняются с возрастом, и не только внешне…
Лиза молчала, через пару минут, как бы обдумав и взвесив все обстоятельства, она ответила:
-Все очень, очень банально. У него дела по работе резко пошли в гору. Много сотрудников, много помощников, больше свободного времени. Дети уже большие, пристального внимания с нашей стороны не требуют, у них свои жизни. Юра начал погуливать с молодыми девочками, то с одной, то с другой. Постоянно врать мне. Сначала я ему прощала, думала, что все мужья такие, все когда-нибудь да и изменяют своим женам, особенно после двадцати пяти лет совместной жизни. В конечном счете люди могут надоесть друг другу. Но прошел год, и я решила больше не унижаться. Сказала ему, что он свободен. Практически указала ему на дверь. Он собрал свои шмотки и ушел. Сейчас нам осталось только привести финансовые дела в порядок. Пусть он катится из моей жизни на все четыре стороны. Гад и предатель! Он снял себе квартиру в Москве и улетит, как только закончит свои дела. А я остаюсь совсем одна, без работы, почти без средств и какого-либо внимания и тихо схожу с ума. Вот почему сейчас меня ничего не радует — ни шикарный курорт, ни экскурсии, ни массажи, ни еда, ни шмотки. Мне все безразлично. Это ради вас он дал мне карманные деньги, хотел пыль вам в глаза пустить. Это все в последний раз. А помимо всего прочего, я больна.
-Что значит больна? Чем больна?
-У меня стресс, я не сплю, почти не сплю. К врачам я еще не ходила, пойду после развода.
Инна молчала, она не могла себе представить подобную ситуацию. Она всегда очень доверяла Грише. Как успокоить эту несчастную женщину? Она взяла Лизу за руку:
-Я не знаю, как бы я поступила на твоем месте. Наверное так же. А у него есть сейчас какая-нибудь постоянная женщина?
-Я точно не знаю и не интересуюсь. Пока, по-моему, только одни шлюхи со всех углов. Он, как будто бы с цепи сорвался, то на дискотеке познакомится, то в баре, то в ресторане, то на курорте. Выпив, может подробно делиться своими подвигами. Любая молодая девица для него находка. Вошел во вкус. Он, мне кажется, только с такими барышнями и общается. Зачем мне все это унижение? Я его давно уже разлюбила. Женщина расплакалась. Потом, успокоившись, произнесла каким-то совсем глухим голосом:
-В последнее время я устраивала ему скандалы, но не по причине ревности. Есть другие причины, я просто не могу и не хочу с ним больше продолжать жить. И только он в этом виновен!
-А Юра тебе не предлагал все начать с чистого листа? Чем же ты его так достала? Cтолько лет прожили вместе…
-Инночка! Что начать, с какого такого чистого листа? Еще пару раз родить ему детей и воспитать их, пахать двадцать лет на работе как лошадь, дать деткам образование, а ему предоставить возможность спокойно работать и развиваться ? Ты вот, даже не знаешь, что он заставил меня уйти с работы. Всем вокруг говорил, что я на службе – «никто», а я была вполне нормальным управленцем. Меня даже отпускать с работы не хотели, у меня там был свой круг друзей. И еще… Инночка! У меня был один очень печальный, трагический период в жизни– полный провал во времени на два года, но об этом я вообще говорить не хочу.
Инна решила, что Лиза сама была влюблена в кого-то на стороне, но, видимо, не очень удачно. Все это звучало как-то не очень убедительно, банально и пошло. Все очень, очень пошло, какие-то недоговорки… Но Инна решила выслушать ее до конца. И Лиза продолжила:
-Нет, он мне ничего не предлагал. Видимо, так бывает. Разлюбил и все. Некоторые богатые мужья, отцы, «папики», как их теперь называют молодые девицы, ведут себя особенным образом с наступлением переходного к старости возраста. Они отталкиваются от очень простого принципа — жизнь у них одна, единственная, и пусть у них еще впереди всего лишь пара лет, им непременно надо успеть в этот срок «оттянуться» по – полной. Хорошо, что Гриша не такой, тебе с ним очень повезло.
10.
Лена дома доедала с братом Вовкой итальянскую еду из ресторана, оставленную ей Владимиром. Нога еще болела, наступать на нее было больно. Впереди начало учебного года, она так хотела помочь своим преподавателям — бегала в свой институт в Приемную комиссию, обещала им приложить все усилия, а теперь придется перед ними извиняться.
Она вспоминала вечер, проведенный с Владимиром. Хорошо, что он ей помог, купил костыли, лекарства, накормил и довез до дома. Молодец, дед!
Ее мать зашла на кухню:
— Это хорошо, что вы все это трескаете, не буду сегодня ничего готовить.
-Мама, садись с нами, тут в коробке еды еще на два дня хватит.
-Да ладно! Ешьте сами. Лен, а откуда такие деликатесы? У вас что корпоратив был?
-Нет, должен был быть, если бы директриса была бы на месте, но она в отпуске. Это ее коллега пришел к ней с цветами и тортом, но не застал. А тут у меня каблук и сломался, нога подвернулась. Вот он меня и отвез, сначала к врачу, потом в ресторан. А у меня все болело, я есть совсем не могла. Тогда он собрал эту еду в пакет и отдал мне. Довез меня до подъезда на своей шикарной тачке.
-Подожди, подожди, а он женат?
-Конечно, женат. Показывал мне фото себя любимого в плавках, а рядом с ним в купальниках — жена и дочь, в Мексике.
-Крутой видать мужик! Вот бы тебе такого, а не твоих сыкунов.
-Мам! Ну хватит! Лучше не начинай. Этому Кузьмичу больше пятидесяти, старше папки нашего. Он просто мужик добрый, но похоже, что очень липучий!
-Знаешь, милая моя! Один такой липучий по жизни, и ты будешь «в шоколаде», а то спать тебе под столом еще лет десять. Дурочка! Лови «папика», пока ловится. Что тебе терять-то? Лучше один загорелый папик, квартира и нормальная работа, чем пять человек по лавкам, жизнь эта сраная без денег, матрас под столом. Все равно все твои перспективы тебе придется оплачивать или телом или деньгами, которых у нас нет. А у Вовки – другая жизнь. Он у нас мужчина! Да, Вовка?
-Угу. Я вот вырасту, всем вам куплю по квартире и по машине, папку в лечебницу отправлю, а тебя, мам, в санаторий, а бабку – в дурдом.
-Давай, давай! Расти быстрей, а то бабка нас всех переживет!
11.
Владимир Кузьмич заполучил домашний номер телефона Лены. Во время переговоров в своем офисе он присматривался к гостям. Приходили разные люди, мужчины и женщины, все переговоры были скучными, формальными. Не предполагалось никаких подписаний контрактов. Он делал вид, что работает, но на самом деле прокручивал в голове различные варианты взаимоотношений с Леной:
— Очень уж она молодая! Возможно, как все в ее возрасте, наивная, но далеко не дура. Самостоятельно принимает решения. А что такого? Вот возьму и позвоню ей! Скажу, что волнуюсь, чувствую свою вину. Приглашу ее в ресторан, ах, да… Она же не может ходить. А что, если действительно пригласить ее, например, в Шарм эль Шейх? Мы там прекрасно отдохнули три года назад. Сказать ей, что ей обязательно надо восстановить свою ножку, морская вода, массаж… Она может взять с собой подругу, в конце концов, Семен может тоже присоединиться. Надо попробовать, а вдруг?
Черт побери! Вот уж не ожидал от себя, на старости лет — влюбился. Но пока надо обязательно ей позвонить, а то ничего не могу толком делать, не могу сосредоточиться и работать.
Владимир набрал номер телефона Лены. Она взяла трубку.
-Леночка! Как вы себя чувствуете? Как ваша драгоценная ножка?
-Добрый день, Владимир Кузьмич! Намного лучше. Спасибо вам за еду, очень вкусная.
-Леночка! Я вот что подумал. У меня командировка будет в Египет в ближайшее время, я лечу с коллегами в Шарм эль Шейх, на Красное море. Там у нас будет совещание, а после — пять свободных дней небольшого отдыха. Вы могли бы с нами полететь, вам было бы очень полезно для ноги, теплое море, солнце, прогретый песок и фрукты. Там и SPA-комплексы прекрасные, можно сделать массажи. Давайте, подумайте и присоединяйтесь.
— Владимир Кузьмич! Большое вам спасибо за приглашение, но я, к сожалению, точно не смогу.
Во-первых, я только два месяца на новой работе и не хочу ее терять.
Во-вторых, у меня скоро начнутся занятия в институте, мне нужны отличные оценки для распределения на работу.
В-третьих, я вас совсем не знаю.
В-четвертых, у меня нет ни зарубежного паспорта, ни купальника, ни копейки денег на подобные мероприятия. Извините, но все это чистая правда.
Владимир и не представлял, что существуют такие доводы.
— Леночка! Во-первых, я всегда договорюсь с вашей начальницей, мы подгадаем по времени так, чтобы получилось три рабочих дня и два выходных.
Во-вторых, мы можем успеть до начала ваших занятий.
В-третьих, у меня будут лучшие рекомендации от моих коллег, а вы, кстати, можете взять с собой свою подругу, мы ей тоже оплатим все затраты. Вам будет комфортнее.
В- четвертых, я вам оформлю зарубежный паспорт за три дня, куплю вам купальник и даже вьетнамки.
А по поводу денег на эту поездку, вы вообще не должны об этом думать. Это мои проблемы.
-Владимир Кузьмич! Вы меня просто в тупик поставили. Давайте хотя бы подождем до моего визита к врачу и до возвращения Инны Сергеевны. А я как раз подумаю и вам отвечу. Я же не полечу на костылях. В любом случае, вы лично абсолютно ни в чем не виноваты. Это у меня подвернулась нога, а вам большое спасибо за такое особенное внимание.
-Леночка! Я вам позвоню через недельку. Я отвезу вас к врачу. Дайте мне знать, когда конкретно вам надо будет показать ножку, и к какому часу мы с вами поедем.
-Хорошо, спасибо вам еще раз.
Мама Лены все это время сидела и внимательно следила за разговором.
— Значит так, Ленка! Лети с ним и ни о чем не думай. Это твой, возможно, единственный шанс, лотерейный выигрышный билет. Бери с собой подругу, только нормальную, а то все тебе испортит из зависти, бери, например, Катьку. Чем беднее ты будешь казаться, тем жальче ему тебя будет. Ты умная, справишься, не думай о последствиях. Вперед, давай двигай!
12.
Инна вернулась в отель в растрепанных чувствах. Гриша был уже в номере. В Италии пятнадцатого августа праздновали Праздник Урожая –Феррагосто. Итальянцы в отеле любезно просили туристов не покидать отель в этот вечер. Для всех гостей был приготовлен праздничный ужин. Гриша успел принять душ и лежал на кровати, ожидая жену. Инна была рада, что он отдыхает и готовится к совместному праздничному ужину:
-Что-то сегодня ты рано пришел.
— Да, все быстро закончилось, люди побежали готовится к праздничному ужину. Кстати, Юра и Лиза только-что попрощались и передали тебе привет. Ему днем позвонили с работы на ресепшн и передали, что завтра утром ему надо быть в Милане.Так что он будет ужинать с Лизой уже в дороге. Может быть, они еще успеют что-то вкусное ухватить в своем отеле. Сегодня везде праздник. А им срочно надо ехать, они иначе никак не успеют завтра вовремя прибыть на место. Хорошо, что Юра не пил. А то, как везти машину на серпантинах и в туннелях, да еще и в темноте.
-Он что, позвонил тебе в номер?
-Нет, он позвонил на ресепшн, сообщил на английском языке информацию и попросил передать ее мне. Они торопились, освобождали номер.
-А он ничего тебе не рассказывал про Лизу? Про то, что они разводятся?
— Значит ты все знаешь.
-Нет, я не все знаю. Гриша! Давай собирайся, пойдем на ужин, сядем за столик, и ты мне все расскажешь.
Всех женщин отеля в ресторане встречал метрдотель, вручая им красную розочку с зеленым шелковым бантом. Гостей усадили за стол на открытой веранде, где был по-праздничному накрыт стол. Инна и Гриша взяли по бокалу просекко, посмотрели друг на друга, чокнулись, выпили и трогательно поцеловали друг друга. Гриша произнес:
-Давай, Инночка, выпьем за то, чтобы с нами ничего подобного не произошло.
-Согласна. Гриша смотри, праздничный салют прямо на пляже. Не говори мне сейчас про них, я не хочу ничего слышать, будем считать, что мы никого здесь не встречали и ничего не слышали. Все потом, расскажешь в самолете по возвращению в Москву. А завтра мы, наконец, вдвоем поедем в Болонью.
13.
Вечером следующего дня после звонка Лене Владимир был в фитнес-клубе. Он встретил там своего знакомого, завсегдатая Семена.
-Сень! Я почти договорился с барышней. Недели через две ты сможешь полететь со мной в Египет, в Шарм эль Шейх? Она возьмет подругу, как ты и советовал.
— Кузьмич! А ты подругу-то видел? Мне надо подготовиться, хотя бы подругу предварительно увидеть, а то знаешь эти сюрпризы? Потом у меня там в Египте «товарищ» не встанет, даже если выпью. Кроме того, скажи мне, во что мне эти пять дней обойдутся и какие это будут точные даты. Я еще должен договориться на работе и отмазаться дома, придумать тему конференции для жены.
-Хорошо, главное, что ты в принципе не против.
Владимир начал мечтать о поездке. За ужином он сообщил жене и дочери, что ему скоро придется тащиться в страшную жару, выслушивать всякую ахинею, связанную с его бизнесом, и что он поедет всего на одну неделю. Женщины, приученные к его частым командировкам, не выразили особого огорчения, они спокойно продолжали есть.
-Светик! Танюша! Вы пока подготовьтесь, придумайте и мне подробно напишите, что вам в Египте надо будет прикупить, деньги на жизнь я оставляю. Водитель все время в вашем распоряжении, ничего вам самостоятельно таскать с рынка и из магазинов не придется.
Светлана и дочь переглянулись. Владимир выглядел растерянным, не балагурил, не обсуждал их проблемы. Дочь Татьяна забеспокоилась:
-Папочка! Ты какой-то грустный. У тебя все в порядке? Ты даже не заметил, что у меня и у мамы новые прически, мы с ней перекрасились в осенние цвета, почистили перышки, купили себе новые пальтишки и сумочки. Ты даже не заценил это…Мы с мамочкой, между прочим, тебе сегодня пюрешку приготовили. А ты даже не попробовал! Что с тобой?
-Девочки мои, любимые, у меня очень много работы, плюс фитнес-клуб, мы там в кафе с Сеней перекусили. Не волнуйтесь, все у меня хорошо. Вы у меня самые красивые и модные! Какие у вас планы на выходные?
Таня успокоилась и кокетливо спросила у отца:
— Что значит у вас, не у вас, а у нас всех. Я встречаюсь в пятницу с бой-френдом, сначала в клубе, потом к нему домой поедем, мама идет в субботу с подругой на выставку фотографий, в Манеж, а потом в воскресенье давайте вместе поедем на природу, на дачу, по дороге заедем в Жуковку, пообедаем спокойно там в ресторанчике среди нормальных людей.
— Хорошие у вас планы. Попробуем их реализовать.
— Вовочка, милый, но нам надо с Танечкой немного денежек на карточки. У Танечки есть Русик, ее мальчик, а у меня только Жанна, и мы идем с ней после выставки в кафе «Пушкин». Я же не могу у нее одалживаться.
-Хорошо, хорошо девочки! Но, вообще-то вы иногда хоть вспоминайте, что у вашего мужа и отца счет в банке не резиновый.
Женщины с удивлением посмотрели на Владимира.
14.
Инна с Гришей колесили по Эмилии Романьи. Настоящий туристический сезон, когда итальянцы стараются изо всех сил угодить своим же, итальянцам, заканчивался. Жители райской земли должны были возвращаться на свои рабочие места. Очень медленно затихала праздничная яркая жизнь на курорте. Позади было много открытий, исторических и гастрономических, великих архитектурных и живописных достопримечательностей, но главное – они успели насладиться теплым морем, надышаться лечебным воздухом, побыть вдвоем и получить от этого большое удовольствие.
Усевшись в кресла самолета, Инна все-таки спросила мужа, чем же было обусловлено его столь странное поведение, и что ему рассказал Юра.
-Когда мы встретились на следующее утро с Юрой и Лизой после твоего дня рождения, мне сразу показалось странным их взаимная отчужденность. Потом Лиза ушла с тобой куда-то, а Юра мне начал рассказывать их историю. Он растянул ее на несколько дней, умолял меня не бросать его в эти дни, прикрываясь всем подряд, волейболом, баскетболом, бочче, танцами. Просил тебе до поры до времени ничего не рассказывать.
Я почему-то согласился и вынужден был ему подчиниться. Он продолжал подробнейшим образом рассказывать мне каждый день по частям все свои коллизии. Он начал издалека, сначала говорил довольно занудно про свой бизнес, это было очень скучно, потом продолжил рассказ о своей личной жизни:
— Гриша, вот представь себе обычный питерский вечер у нас дома. Ты живешь долгие годы с хорошо тебе знакомой и когда-то любимой женщиной, со своей женой. И все у тебя в порядке, на работе все клеится, дети выросли, жена вроде бы пришла в себя от вечной занятости, проблем, готовки, стирки и глажки. И вот приходишь ты усталый домой после работы, а перед тобой открывается такая картина: жена в задрипанном халате, сидит перед теликом и смотрит убогий сериал, при этом рот ее забит какой-то едой. Перед ней на столе стоит глубокая тарелка, она же «тазик», в него свалено все подряд – остатки первого, какое-то второе с гарниром и салат. Рядом кружка с чаем и какая-то булка. Все это засовывается в рот без разбора, безо всякого понимания, что она ест. Во время короткой рекламы она встает и моет этот таз, а дальше она вливает в себя из кружки остывший чай или кофе. До меня ей нет никакого дела. Ни здравствуй, ни прощай. Потом она ложится в кровать и начинает звонить всем детишкам подряд. Короче, говорить и обсуждать что-либо уже не с кем. Будь- то тема по работе, политическая или экономическая ситуация в стране, дети, фильмы – все, что угодно. Смотреть в нашем возрасте на это «чмо» не очень-то интересно, романтики, как ты сам понимаешь, никакой. И, как итог — любовь испаряется, взамен появляется только раздражение и неприязнь.
Гриша посмотрел на удивленную Инну:
-Я Юре ответил, что возможно Лиза очень устает на своей работе, что у нее не остается сил на его обслуживание. Конечно, такая картина никому из нас не понравилась бы, но должны же быть на это причины. Плохого ничего нет в том, что она часто звонит и интересуется жизнью детей. Более того, я ему еще сказал, что можно было бы Лизу пригласить лишний раз в кафе, в ресторан, в театр или на выставку, пойти с ней на шопинг, в парк, наконец. У них в Питере столько интересных мест… Но он ответил мне категорично:
-Все совсем не так. Она уже не работает, сидит и ничего не делает. Я с ней сейчас ничего не хочу иметь общего. Все это случилось после определенных драматических обстоятельств.
У меня заболели родители, тяжело заболели, у матери рак, а у отца Альцгеймер. Сначала я устроил мать в онкологический центр за очень большие деньги, потом отца в частную клинику. Я попросил Лизу внимательно и очень ответственно контролировать этот процесс. Она моих родителей и здоровыми-то терпеть не могла, но в тот момент она обязана была проявить особое милосердие. А я все время был занят. Работал и работал. Лиза же была «никем» на своей работе. Вот, я и уговорил ее уволиться. Она не хотела уходить с работы, ей не хватало десяти лет стажа до пенсии, но ей, под моим натиском, пришлось это сделать.
Короче говоря, она поехала сначала в больницу навестить мою мать. Она поговорила с врачом. Тот ей сказал, что держать в больнице мать нет никакого смысла, что она вот-вот скончается, пусть это случится дома среди родных.
Раз так, мы мать забрали к нам домой, она целыми днями кричала от боли. Ей были нужны наркотики. Я готов был купить их за бешенные деньги, но по рецепту врача онкологическим больным выписывали какое-то небольшое количество обезболивающих средств и все. Мы взяли для матери сиделку, которая тоже стала сходить с ума от криков, но мы продолжали удерживать эту тетку большими деньгами.
Потом Лиза посетила отца, он ее вообще уже не узнавал. Его лечащий врач сказал, что клиника отцу никак не сможет помочь, и что его тоже надо забирать домой. Отец уже к тому времени все делал под себя, ухаживать за ним было сложно. Пришлось отца тоже привезти к нам. Я взял для него еще одну сиделку, чтобы Лиза могла выходить хотя бы в магазин и на улицу. Дом превратился в ад кромешный. Мать орет, отец ссыт везде. То он подожжет что-нибудь, то кран оставит открытым. Тетки, сиделки, которые нас, как потом выяснилось, обворовали по-полной, постоянно скандалили, а домой уходили строго в шесть часов. Они обе друг друга ненавидели и все время собачились. Мне казалось, что и Лиза тоже от всего этого сходит с ума. Это был ужасный период в нашей жизни…
Тем временем, я все-таки нашел канал, где можно было достать наркотики для матери. Купил небольшую партию, ей стало чуть легче, она перестала так страдать. Но очень скоро наркотики закончились, и все вернулось на круги своя. Я договорился о второй партии наркотиков, пошел за ней, меня менты повязали, я еле-еле смог от них откупиться. Мать продолжала кричать от боли, как резаная. Мы вызывали врачей, скорую, все это помогало на день-два. В больницу ее ни за какие деньги уже не брали. Пришлось опять решать проблему. Я попросил Лизу забрать очередную партию наркоты. Она же не была на примете у ментов. Лиза ее принесла домой, сама вколола наркотик матери. А мать даже вздохнуть не успела, сразу же после этого укола взяла и умерла.
Приехала скорая помощь, врач немедленно вызвал ментов. Какой-то наглый следователь буквально прилетел и тут же заговорил об открытии уголовного дела об убийстве. Якобы мы сознательно ввели матери огромную дозу несанкционированного лекарства, очень похожего на синтетический наркотик — лекарства, которого матери никто не выписывал:
-Именно этот ваш преднамеренный укол привел к мгновенной смерти пожилой женщины.
Обе наши сиделки, суки, показали указательными пальцами на Лизу. Лиза вскочила, стоит как вкопанная и смотрит на меня. А что я? Я, единственный в семье кормилец, оторопел и не знал, что мне надо делать. Если указать на Лизу, то потом можно было бы откупиться, так как все у нас в стране, а особенно в Питере, продается и покупается. Если взять вину на себя, всплыл бы факт недавнего подкупа, дважды этот номер мог бы не пройти, да и жить бы Лизе с детьми и дедом было бы не на что. Я решил, что пусть пока возьмут Лизу, потом я ее откуплю и вытащу. И тут мой отец, ничего вообще не соображающий, вошел в комнату и заорал:
-Лизка, сволочь, это все ты, все ты, гадина! – он имел в виду, что она ему насильно памперсы каждый раз меняла, снимала и надевала. Лиза молча посмотрела на отца, на меня. Я растерялся, а менты, точно как в американском кино, немедленно скрутили ее и забрали.
Инна не верила своим ушам — ничего себе банальная, пошлая история… А Гриша продолжил:
— Потом Юра рассказал, как эта история закончилась:
-Мать мою забрали в морг. Я побежал в ментовскую, чтобы узнать, сколько денег мне потребуется за выкуп Лизы. А там какой-то начальник уже успел доложить наверх, что он раскрыл местный наркотрафик и поймал его главную участницу. Ничего не желал ни слушать, ни говорить со мной ни он, ни его подчиненные. Обе сиделки дали показания как свидетельницы и потом сразу же уволились. Пришлось мне нанимать еще одну для отца. Я нашел старую тетку в церкви, из верующих. Эта баба оказалась еще похлеще. Она перерыла все бумаги у нас дома в ящиках, искала признаки пребывания в доме дьявола, пособника убийцы. И нашла…
Она нашла мои финансовые документы, где указывалось, что я получаю бонусы из Италии, а это значит, что она нашла внешних врагов, которые на службе у дьявола. Бабка начала меня шантажировать, впрямую вымогать деньги. Я ей, дурак, дал много денег, она сразу же сбежала от нас. Что мне оставалоcь делать? Я вынужден был отправить отца к его дальним родственникам в Тверскую область, просил их хотя бы пару недель с ним посидеть, пока мать похороню. После похорон я вернулся в пустую вонючую, не убранную квартиру, которую, как потом выяснилось, еще и обворовали все три сиделки. Находиться там было противно.
А мой отец, уже на третий день пребывания у родных, которых он так и не узнал, оказавшись на свободе и без присмотра, отпросился и пошел погулять в лес. Больше его никто не видел, он пропал, мы его долго искали, но так и не нашли.
Лиза тем временем, надо отдать ей должное, оказалась молодцом, на суде прикинулась дурой, вину не признала, какую-то детективную историю выдумала, сказочница, в тюряге никого не выдала, ничего не рассказала, но ее все равно осудили на пять лет. Дали ей, слава богу, минимальный срок, а отсидела она всего два года. Я с детьми ее несколько раз навещал, привозил ей и ее сокамерникам еду, платил местным ментам, чтобы они ее не трогали и не били. Много платил.
Я сделал ремонт в квартире. Ждал Лизу. Я ведь ее много лет до этого любил.
Она вышла из тюрьмы по УДО, которого тоже я добился за очень большие бабки. Она вернулась полностью опустошенной и опустившейся. И замкнулась в себе, еще, видимо давным-давно, в тот самый момент, когда ее забрали. Я попытался начать нашу жизнь заново. Она, хитрюга, меня долго никак и ничем не упрекала. Но однажды взяла и высказалась, что я и мои родители давно ее морально убили, что изнутри она тоже давно мертва и не готова ни на какие чувства. Вот как же она могла так высказаться? Ладно обо мне, но сказать так о моих бедных, больных, покойных родителях? У нее, видишь ли, закралась большая обида за два потерянных года в жизни. А что мне надо было делать, сесть вместо нее в тюрьму? Я пахал в это время, просто так не сидел, сложа руки.
У нее не осталось в душе ни любви, ни жалости, ни милосердия. Она превратилась в равнодушную бессердечную бабу.
Гриша замолчал. Инна тоже продолжала молчать. Она была в ужасе от того, что и как Юра рассказал ее мужу. Что-то совсем уж не сходятся два абсолютно разных рассказа. Гриша вопросительно посмотрел на Инну, рассказывать ли ему дальше исповедь Юры. Инна кивнула. Гриша продолжил его цитировать:
-Я Лизу одел, обул, отвел к лучшему парикмахеру. Добился получения для нее новых документов, главное – зарубежного паспорта. Я думал, что, может быть, она опять станет той же, какой была, и мы поедем с ней куда-нибудь в Европу. Мне даже показалось, что жизнь как-то начала налаживаться. Но Лиза на самом деле ничего не хотела делать для меня, она даже не спала со мной. Сидела как истукан перед телеком и ела из своего «тазика»- это сформировавшийся за два года отсидки типичный тюремный синдром. И вообще, идиотские уголовные привычки время от времени так и выстреливали из нее. Нарочно или нет, я не знаю.
Тогда я и начал немного погуливать с девочками. Я же мужчина, я не бревно. Сколько я для Лизы сделал, сколько бабок на нее ушло за эти два года и потом, после ее возвращения из тюряги. Я же ее принял обратно, хотя после тюрьмы она выглядела ужасно. А она ничего этого и не оценила! Ну тут-то самое интересное и началось…
Как же она меня сейчас достала, все время докапывается, где я и с кем, во все стала вмешиваться. Жизнь в ней вдруг проснулась. И теперь главное.
Лиза подала в суд на развод и на раздел имущества. А я, как раз за эти два года, пока ее не было, преуспел на работе и купил себе квартиру в Милане. Так она теперь очень хочет, чтобы я ее продал и отдал ей и детям половину ее стоимости. То есть, она хочет оттяпать половину моего имущества. Но я же не дурак, я нанял адвоката, хрен они у меня что-то получат. И дети на меня никакого не окажут давления. У них своя жизнь. Жду новостей из Милана со дня на день. Вот я пока и играю в волейбол и танцую. А она, злыдня, сидит и смотрит на меня вечерами из-под своих бровей. Ждет что-то от меня. Ненавидит меня. Моих родителей ни в грошь не ставила! Из-за нее они погибли! Все потому, что она не следила, как надо было, не была милосердной! Вот понимаешь теперь, Гриша, в каком я состоянии. Нет ни покоя, ни радости! Я теперь ее терпеть не могу. Хорошо, что вас с Инной встретил, хоть немного расслабился.
Вот и весь Юрин рассказ, он закончил как раз в тот день, когда они уезжали. Я сам был в ужасе, он, по-моему, окончательно сбрендил, ничего не понимает, что он сотворил. И как Лиза все это переживет? В любом случае, давай забудем это несчастье, не вспоминай их, не надо, это не наше дело, и все…
Инна про себя подумала, ничего себе забыть такое. Лиза сколько своего горя от нее скрыла. Это не простая пошлая история, это настоящая драма!
Вот вам и Лиза с Юрой, счастливая пара на респектабельном курорте…
Инна с мужем подлетали к Москве.
15.
Лена поправилась за полторы недели, она пришла на работу как раз к возвращению Инны Сергеевны. Директор вернулась загорелая, но какая-то уж очень задумчивая. Тем не менее, все на работе немедленно заработало как часы. Лена продолжала выполнять свои обязанности, но время от времени тоже впадала в какую-то спячку, она никак не могла решить, связываться ли ей с Владимиром, лететь ли с ним в Египет или нет. Он ей как мужчина не нравился совсем. Очень уж взрослый, старенький. Представить себе, что ей, не дай бог, придется с этим дедом целоваться или что еще хуже — переспать, было абсолютно невозможно. Но с другой стороны, что он от нее хочет, если не это. Катька, ее близкая подруга, согласилась полететь с чужим мужчиной сразу, даже его не увидев. Но Лена не была и не хотела быть как Катя. Она тянула с окончательным ответом, но документы все-таки отдала Владимиру на оформление зарубежного паспорта. Мать дома ее пилила, прямо как настоящий сутенер, что ей надо, ну просто необходимо лететь с богатым мужчиной и словить настоящий кайф хотя бы раз в жизни. Но как договориться на работе. Она итак пропустила больше десяти дней, только что смогла вернуться. «Ладно»,- думала Лена, — «подождем пока».
Владимир Кузьмич со своей стороны предпринимал все возможные усилия, чтобы полететь с Леной в Египет. Чем больше он с ней общался, тем больше в нее влюблялся. Она казалась ему другой, скромной, умной и гордой девушкой. Она была именно той, о которой он когда-то мечтал. Он чувствовал себя с ней легко, свободно и абсолютно естественно. С ней он забыл про свой возраст.
Его жена и дочь были совсем другие. Он сам их развратил. Конечно, Владимир их любил, особенно дочь. Но они его здорово подмяли под себя, превратили в аппарат по выдаче средств для их удовольствий. Возможно, так и надо было. Однако, вся их женская фальшивость, все их кривляния и сюсюканье стали его очень раздражать. Он смотрел на них теперь другими глазами. Он видел Лену и сквозь ее нищету ужасался, когда анализировал образ жизни своих женщин. Их бесконечные разговоры про бренды — про Шанель, Луи Виттон, Прада, Эскада и прочее. Эти споры, где проводить отдых, в Кап Ферра или на Мальдивах. Какой должен быть каблук и шов на чулках, кто и как из подруг укоротил нос и подтянул щеки, у кого из них самый красивый дом, самая крутая машина, где в ресторанах лучше подают французский паштет… Обсуждение прочитанных журналов и книг, творчества каких-то проплаченных журналюг под диктовку бывших проституток. Эти пошлые девицы рассказывали всему свету о том, какие они замечательные, и каким образом они «встали с колен». Или обсуждение книг про горькую участь бывших жен олигархов, об их многочисленных подъемах и падениях. Вынужденное «радушное» общение с какими-то «великими» мира сего…
Владимир понимал, что это совсем не его мир, но, прожив со своими женщинами столько лет вместе, рассуждал, что для любимых он готов на все.
А теперь, оказалось, он сам окончательно утонул в этой жуткой пошлости. Он предлагает этой девочке самое пошлое, что только может быть – купить ее на пять дней. Он не собирается разводиться, не собирается клясться Лене в любви. Он ее арендует на пять дней. Она ему нравится, он готов за это платить. И, естественно, что у него возникает вопрос:
-А Лена как к нему относится? Чего она, в случае своего согласия на поездку, хочет добиться от него? Она сама чувствует двусмысленность этой ситуации?
Наконец, повод для встречи четырех участников побега из Москвы нашелся. Документы у Лены были готовы. Владимир решил, что пора навестить Лену на ее рабочем месте, а заодно и Инну Сергеевну. В случае согласия Лены он попросит Инну отпустить ее под его покровительством. Версия — очень интересная конференция. Лена въедет в тему, подучится. Ну и в конце концов, пусть девочка посетит Египет за его счет, так как она пострадала по его вине.
16.
Накануне вечером в фитнес-клубе Семен сообщил Владимиру, что не сможет с ним поехать, не на кого оставить в период отпусков «лавку». Кроме того, его наивная жена ничего лучшего не придумала, как позвонить его начальнику и попросить не отпускать Семена в Египет. Жара, говорит там, жуткая. Начальник обалдел, но пообещал его не отпускать.
Тем не менее Владимиру он предложил полететь в другом составе:
-У меня есть новый партнер, Юрий, он мне не друг, но вроде бы нормальный мужик, твоего, Кузьмич, возраста, бизнесмен, живет сейчас в Москве. Он только что прилетел из Милана. У него есть девушка, невеста, зовут ее Рая, двадцати пяти лет, почти как твоей подруге. Я его, без твоего разрешения, погрузил в вашу тему, не называя имен и ничего не предполагая, а он мне и говорит, что готов с тобой полететь и возьмет с собой свою барышню. Я их знаю плохо, ее вообще никогда не видел, но, может быть, это и хорошо, что это совсем чужие люди. На фига тебе знакомые, сам же будешь смущаться. И платить ему и ей не надо, сами за себя заплатят. А так язык у него нормально подвешен, про конференцию наплетет все, что ты захочешь. Короче, если ты согласен, то я дам тебе его номер телефона, согласуете с ним даты. Кстати, Лене твоей лишние свидетели тоже не нужны. Все тебе веселей будет.
Семен был во многом прав, Владимиру не нужны были никакие свидетели, да и выбрасывать лишние деньги на ветер тоже не хотелось, а так – вроде компания, а вроде и нет. Грузить их никто не будет, они будут сами по себе и мы –сами по себе. Владимир подумал с минуту и ответил:
-Пожалуй, меня такой вариант даже больше устроит. Только вот у меня один вопрос, зачем мы им, зачем им Шарм эль Шейх?
На утро он договорился о встрече и приехал в офис к Инне Сергеевне с двумя букетами ярких осенних цветов. Один, большой, он отдал Инне, а второй, маленький -Лене. Девушка его встретила, раскраснелась, поблагодарила за цветы, проводила Владимира Кузьмича в переговорную и предложила ему выпить кофе.
Пока он пил кофе, Лена сидела рядом с ним. Он отдал ей новенький зарубежный паспорт, другие документы и вопросительно на нее посмотрел. Лена решила с ним лететь и утвердительно кивнула. Вошла Инна Сергеевна, поблагодарила еще раз Владимира Кузьмича за внимание, и они уединились на целый час. Лена волновалась, правильное ли решение она приняла или нет?
Через час Владимир покинул офис, попрощался со всеми и незаметно сообщил Лене, что позвонит ей вечером домой.
В конце рабочего дня Инна Сергеевна попросила Лену зайти к ней в кабинет. Лена, не зная, что ее может ожидать, очень переживала.
-Елена Николаевна, Леночка! Что тут у вас произошло в мое отсутствие, какая-то производственная травма? Кузьмич вам, слава богу, помог, молодец какой! Он настаивает, чтобы я вас отпустила буквально на пять дней в Египет на конференцию по его тематике. Не хочет ли он вас переманить к себе в офис? Он очень расположен к вам, у него дочь вашего возраста, и он понимает, что значит болит ножка у девочки. Он хороший мужик, ответственный, мы с ним давно работаем. Чувствует себя виновным. Ну что, полетите с ним в вашу первую командировку? Я только не позволю, чтобы он за вас там платил, а вы бы были ему обязаны. Учтите, что там жуткая жара в это время. Солнце там очень агрессивное! Вас это не смущает? Смотрите, Леночка, вы такая беленькая, вам нельзя обгорать!
Но уговор такой – вы, Леночка, должны конспектировать интересные выступления на конференции, обязательно взять с собой информационные буклеты известных компаний и тезисы основных докладов. Договорились?
— Договорились, Инна Сергеевна! Это будет самая последняя неделя августа. Значит, вы меня отпускаете?
-Да. А пока в ближайшее время прошу вас активно поработать.
17.
Владимир познакомился с новыми попутчиками прямо в самолете. Пара произвела на него странное впечатление. Словоохотливый Юрий, высокий загорелый светлоглазый мужчина его возраста, постоянно суетился вокруг своей молодой невесты Раечки. Однако, Юрий уж очень был озабочен своей внешностью. Зачем ему надо было делать себя значительно моложе? Его волосы, усы и борода были накануне выкрашены в черный цвет. Кое-где на висках оставалась краска на коже, он этого, видимо, не замечал. Этот орлиный окрас делал его вполне приятное лицо зловещим и неестественным. Ногти на руках были покрыты бесцветным лаком. Зачем?
На нем были джинсовые шорты и яркая оранжевая майка, дорогие часы, а на голове в виде обруча красовались какие-то супер модные солнцезащитные очки. Рая выглядела пошловато. Высокая смуглая кареглазая брюнетка с мелко вьющимися длинными волосами, полногрудая с широкими мощными плечами и такими же широкими бедрами. Казалось, что она преднамеренно демонстрировала всем вокруг свою сексапильность — слишком открытым сарафаном, яркой красной помадой и вульгарным макияжем. Кроме того, она явно перебарщивала с духами.
Вечером они втроем сидели в открытом ресторане на берегу Красного моря, было страшно душно , близость моря не спасала. Обслуживали арабы их медленно, что, однако, располагало присутствующих к более близкому знакомству. Начал Владимир:
-Юрий и Рая! Я очень рад, что вы прилетели со мной на Синай. Уверен, что вы получите здесь большое удовольствие. Я правда не знаю, чем обусловлен ваш визит сюда, надеюсь, что расскажите. Я не буду от вас скрывать, что через три дня ко мне прилетит очаровательная девушка, ее зовут Лена. Я женат, Лена не замужем, это своего рода производственный роман. Что будет дальше, я не знаю, так как у нас ничего с ней еще и не было. Может быть, ничего и не будет. Эта поездка — большой секрет от моей семьи. Я дома сказал, что лечу на конференцию. Лену тоже с работы отпустили именно на конференцию. Вы прекрасно понимаете, что это вымысел во имя этой встречи. Никакой конференции нет и не было. У меня к вам просьба, сказать ей, когда она прилетит, что мероприятие закончилось раньше на целых два дня, а вы – единственные участники, пара, которая осталась еще на пять дней, чтобы покупаться в теплом море. Договорились?
Юрий спокойно ответил:
-У нас с вами похожая история, Владимир Кузьмич! Я развожусь со своей бывшей женой. Процесс этот затянулся на год. Пока одно, пока другое, делили имущество. Я вернулся недавно из Италии, у меня еще загар итальянский даже не отмылся. А с Райечкой мы еще полгода назад решили пожениться. Я вообще-то москвич, но весь мой бизнес был многие годы в Санкт-Петербурге, там все проще и дешевле. Но я вынужден был уехать, не хотел с бывшей своей женой сталкиваться. Пришлось, ко всему прочему закрыть там контору, открыть офис в Москве, уволить питерских сотрудников, нанять новых людей, москвичей. Я заранее подготовился, все сам себе организовал, поднял московские связи, снял в столице квартиру, в районе классном, в центре. Но там мы с моей девочкой решили устроить небольшой ремонт, я не мог смотреть на голубые и белые стены, как в больницах или в наших питерских подъездах. Короче, пока хозяин квартиры перекрашивает нам стены, мы решили немного прошвырнуться, все равно нам жить пока негде. А тут мой партнер Сеня рассказал, что можно смотаться на теплое Красное море, поплавать, понырять под водой с масками, посмотреть на экзотических рыбок, нанять яхту, покататься вдоль побережья, поваляться к вечеру на песочке после московской суеты, массажи поделать. Сейчас не сезон, жара, все очень дешево. Я вас прекрасно понимаю. Все веселее в компании. Правда, Раечка? Все, что вам надо, мы с Райечкой вашей подружке скажем — конференция, так конференция, конспирация, так конспирация.
Владимир остался доволен такой длинной тирадой:
-Вот и хорошо. А сейчас, давайте с вами выпьем за встречу, вот и закуски, наконец, принесли.
18.
Лена прилетела рано утром, ее встретил Владимир. Он проводил Лену в ее отдельный номер. Ничего более шикарного в своей недолгой жизни девушка не видела. Она рассматривала в номере все, большую ванную комнату, кровать с множеством белоснежных подушек, трюмо с огромным зеркалом в золоченной раме, какие-то необыкновенно хорошо пахнущие коробочки с мылом, маленькие баночки и бутылочки — шампуни, гели для душа, средства для загара и от него, восточный чайник с набором пакетиков разных сортов чая, сахара, бутылка воды, бутылка вина и целая тарелка фруктов. Куда она попала? Вот она какая- эта заграница!
С Владимиром они договорились встретиться в лобби гостиницы. Лена переоделась в летнее платьице и вышла в холл. Владимир весь сиял и был счастлив:
— Леночка! Как я рад, что вы решили разделить эти несколько дней со мной, здесь на море. Ножку свою подлечите, загорите, поплаваете.
-Владимир Кузьмич! Я как в раю. Такой номер прекрасный и вид из окна. А море, какое же оно красивое, какого же оно цвета бирюзового! Я первый раз в жизни вижу настоящее, не как в кино и на картинке, море. Единственно, я забыла вам сказать, что плавать не умею, боюсь, что обгорю на солнце, буду сидеть в тени. Но это не важно, вы плавайте, я посижу и подожду вас на берегу.
— Лена! Я вас обязательно научу плавать, не волнуйтесь. Я свою дочь научил, главное, чтобы у вас был купальник и тапочки. Нам нужны тапочки особенные, для этого моря, в нем могут быть колючие и кусачие морские ежи. Ладно, пойдемте, что- нибудь перекусим, сейчас как раз завтрак в отеле, а потом все вам необходимое купим.
В ресторане отеля Лена чуть не сошла с ума. Она увидела стойки с бесконечными рядами разнообразных блюд. Гостиница была большая, но народу было немного. Зачем такое количество еды? Сотни закусок, огромные тарелки с фруктами и овощами, соки, лепешки, сыры и какие-то намазки, горячие мясные и рыбные блюда. Как можно все это попробовать?
Владимир наблюдал за изумленной девушкой и был рад, что смог ей угодить. Они заняли место у окна за столиком, ждали, когда им принесут кофе и чай. Лена скромно положила себе на тарелку несколько кусочков сыра, лепешку и ветку винограда. К столу приближалась пара – загорелый мужчина средних лет и высокая крупная девушка. Владимир представил им Лену.
Райя была без косметики, она выглядела уже не так вульгарно. Владимиру она совсем не нравилась, а Юре нравилась. У всех свой вкус. У Юры, однако, загорелись глаза при виде Лены. Она была необыкновенно хороша собой, скромная, нежная девушка.
-Владимир Кузьмич и Лена! Ну как, будем с вами сегодня заниматься снорклингом? А на завтра, давайте вместе арендуем яхту. Будет самое интересное путешествие, вы как, Леночка? Не возражаете?
Владимир ответил за Лену:
-Господа, у нас небольшая проблема! Лена не умеет плавать, первый раз на море. Вы сами сегодня плавайте с рыбками. А мы поучимся плавать пока в бассейне. А по поводу яхты на завтра обязательно договаривайтесь, это будет здорово.
Лена была от всего в полном восторге. Кузьмич купил ей купальник, соломенную широкополую шляпу, вьетнамки и какие-то тапочки, кучу кремов от загара, но главное — подарил ей настоящую золотую цепочку с подвеской, копией какого-то древнеегипетского талисмана и очень симпатичные серьги в таком же стиле. Он нежно намазывал ей плечи и спину кремами, чтобы она, не дай бог, не сгорела под этим ужасным солнцем. С каким удовольствием он учил ее плавать! Он прикасался ко всем ее частям тела, держал ее за талию, за руки, поправлял ее ноги, подхватывал ее под грудь, расправлял все ее тело. Он долго стоял в воде бассейна и, конечно, мог бы тоже сгореть. Но Лена и сама поняла, что пора скрываться от этого солнца в отеле, иначе она может превратиться в красного вареного рака, и тогда отпуск весь пойдет наcмарку.
Она вернулась в свой номер, приняла душ, еще раз намазалась приятно пахнущими кремами, легла под простыню и, совершенно ошалевшая от всего, что с ней приключилось в этот первый день, заснула. Ближе к вечеру ее разбудил стук в дверь. Это Кузьмич звал ее на ужин. Одеть Лене было нечего, она надела все то же платье, дешевое, купленное где-то наспех в киоске подземного перехода в Москве. Но, похоже, никому не было дела до ее платья.
Райя была в каком-то шикарном ярком шелковом брючном костюме, ее волосы были схвачены в хвост на затылке, в ушах горели искусственным золотом цыганские кольца-серьги. Глаза и губы были ярко накрашены. Юрий в сумерках выглядел как настоящий черт. Молодящийся пожилой мужчина в джинсах и футболе, загорелый хлыщ с крашеными волосами, бородой и усами. Вместе они казались сумасшедшей парой, но им это явно нравилось, они работали на публику. Кузьмич был в белой рубашке и в белых брюках, он очень хорошо выглядел, весь светился от счастья и предвкушения дальнейших отношений с Леной.
Они сели за накрытый стол. Выпили вина, Кузьмич, не переставая, сыпал анекдотами, он хотел понравиться Лене еще больше. Когда мужчины, извинившись, отправились по своим делам, Райя сразу же задала вопрос Лене:
-Лен! А ты с Кузьмичом еще не трахалась? Извини, что так сразу спрашиваю, он на тебя явно запал. Слюни текут без остановки. Не будь идиоткой, этот мужик хоть и старый, но очень классный, иди на все! Он решит все твои вопросы, причем, любя и ценя тебя. Я бы от такого еще бы родила и не одного ребенка, а двух. Он все тебе устроит. Я таких знаю. Проблема, что такие очень редко попадаются. А, если и попадаются, то их жены начинают вести с соперницей яростную войну, хрен тебе, они такого отдадут…
-Райя! А вы, уже, судя по всему, решили все свои вопросы?
-Я выхожу за Юрика замуж, за старого изношенного жадного козла. Но это для него ничего не значит! Такой породы мужик считает, что все ему должны, а Кузьмич из другого теста создан, он сам всем должен. Я очень надеюсь на то, что Юрик меня будет не только трахать, но и немного любить. Но это далеко не факт. Лена, учти, чем больше мужик на тебя тратит, тем ты ему становишься дороже. Проси у него сразу все, жалуйся на то, что у тебя ничегошеньки нет. А я тебе ничего не говорила, договорились?
-Райя! А его бывшая жена не ведет против вас войну? Вы где работаете, финансово не зависимы от него?
-Лена! Я работаю парикмахером «в мужском зале на вокзале», это я его крашу и маникюр ему делаю. Он даже на это не хочет тратиться. Получаю я там копейки. Образования высшего у меня нет, а я когда-то хотела, но как его получить? Какие ужасные годы моя семья перенесла. У меня отец инвалид, он попал давно под машину, остался с одной ногой и никчемным протезом, мать работает на хлебной фабрике, два брата пьют и занимаются черти чем. Кому я еще нужна? А у Юрика я немного отогрелась, он тоже очень богатый, но очень жадный, хочет прожить пять жизней как минимум. Жениться и разводиться для него не вопрос. Свою бывшую жену оставил в маленькой квартирке в Питере с какими-то минимальными средствами и без работы. Она в таком сейчас стрессе, что ни на какую войну не способна, но самое главное, что это она подала на развод, а не он. Он бы ее долго еще дурил, но она оказалась гордой. Чем –то он ее сильно допек, кто его знает…
-Райя! Как это кто знает, а вы что его первый день видите? Сколько лет вы с ним встречаетесь? Ведь это большой грех уводить мужей из семей?
— Да ладно тебе, Лена! Кто их уведет, если они не захотят. Сами идут на эту сладкую жизнь, присмотрись. Как у них слюни текут на молоденькое и сладенькое. Я его сразу распознала, он очень мутный мужик, но пока мы вместе участвуем в этой нечестной игре, то оба хороши. Я с ним уже полгода. Вот и балдеем! Все, Лена, кажется, они возвращаются, будь умной и молчи.
Мужчины вошли в зал в тот момент, когда заиграл оркестр. Они пригласили на танец своих дам, вышли с ними на середину танцпола и стали ритмично трясти своими задами, одновременно сжимая и разжимая свои руки в локтях. Девчонки тряслись с ними рядом.
Лена теперь уже окончательно знала, что ей придется переспать с Владимиром. Ничего, что старый, зато, он добрый и хороший. И она легко, совершенно не переживая, все исполнила, что он от нее хотел. И раз, и два и еще…
19.
Инна Сергеевна работала с большим увлечением, впереди начинался ответственный период, когда большинство организаций планировало бюджет на следующий год. Руководители оценивали свои финансовые возможности и строили планы на будущее, а раз так, то надо было быть на чеку, готовить им предложения на поставку оборудования. Инна не поднимала головы, сидела и прорабатывала эти предложения. Она была ответственным руководителем, приходила домой очень поздно и без сил. Гриша, который также был задействован в бизнесе, с большим пониманием и заботой встречал ее дома. Инна перекинула временно обязанности секретаря на одного из своих сотрудников, и это спасало ситуацию. В один из перерывов, Саша, инженер, который вынужденно мучился на должности Лены, заинтересовался конференцией, на которую так удачно улетела молоденькая секретарша. Каково же было его удивление, что выяснилось, что никакой конференции и не было, что это вымысел этого старого плейбоя, Кузьмича. Он немедленно решил об этом сообщить шефу:
-Инна Сергеевна! А Ленка-то вас надула, никакой конференции в эту жару в Египте ни одна нормальная организация устраивать не будет. Это ее Владимир Кузьмич увез, уж слишком похотливо он на нее смотрел. Мы все сразу это заподозрили. Вот она прилетит загорелая, вы ее и попросите рассказать об этой конференции, а мы все ее послушаем.
Через пару дней, Лена, действительно слегка загорелая и еще больше похорошевшая, сидела на своем месте. В конце рабочего дня Инна Сергеевна позвала ее «на ковер» к себе в кабинет:
-Леночка! Давайте попьем с вами чай и кофе, а также вы мне расскажите ваши впечатления об этой конференции. Кстати, вы должны были привезти буклеты и тезисы. Привезли?
Лена поставила перед директором чашку кофе, протянула красочную коробку арабских сладостей, которые купил Владимир перед вылетом и просил передать Инне Сергеевне, пакет с деньгами, которые ей выдали перед отлетом, налила себе зеленого чая и, как всегда она умела, коротко и ясно доложила Инне Сергеевне:
-Инна Сергеевна! Я не собиралась вас обманывать, я сама не знала и не ожидала того, что никакой конференции там в Шарм эль Шейхе не было. Это был только повод для того, чтобы вместе полететь с Владимиром Кузьмичом. Мы там с ним сблизились. Он меня, как мне кажется полюбил, но сказал мне, что он ни при каких условиях не разведется со своей женой и не бросит дочь.
-Господи, Леночка! Зачем он вам нужен, он вас лет на двадцать, а то и на тридцать старше? Вы же хотели с отличием закончить институт и устроиться на хлебное место, куда-то в Мэрию. Вы могли бы найти там себе любимого человека. Зачем вам эта пошлость, вы же ему в дочери годитесь! Вы же умная и красивая девочка!
— Инна Сергеевна, дорогая! Он предложил сразу купить мне хорошую большую двушку, отремонтировать ее и обставить. Все это он сам сделает и на меня ее оформит. Я закончу институт на все пятерки, устоюсь на работу, жизнь покажет, может быть, кого-нибудь потом и полюблю, а пока, он вьет себе и мне любовное уютное гнездо. Вот скажите мне, пожалуйста, почему я должна жить как собака под столом, заниматься не очень любимым делом ради куска хлеба, во всем себе отказывать, ходить в одном платье и в единственной паре обуви, не мечтать о путешествиях, о машине, о квартире, о премьерах в театрах, об ужинах в ресторанах? Заработать за несколько лет какие-то деньги и утонуть в долгах на многие годы, а то и на всю жизнь из-за покупки однушки в спальном районе. Это, по-вашему, правильный путь? Владимир меня любит и это хорошо. Он, похоже, порядочный человек, а, даже, если нет, то с меня и его квартиры хватит. Я за всю свою жизнь ее никогда не смогу себе позволить. Вот и за границу в Египет первый раз в жизни за его счет слетала, там было все очень классно. Я никогда бы не заработала столько денег на эти райские пять дней. А жизнь, она такая короткая…
-Боже мой, Леночка! Это все ужасно и аморально уводить мужа из счастливой семьи. У него жена и дочь, которые его обожают, они от него полностью зависимы. Это же не честно. Это пошло и не порядочно, вы себе этого никогда потом не простите. Не надо вам этого делать! Учитесь, работайте, все у вас будет хорошо.
— Нет, Инна Сергеевна! Я никого не увожу из семьи. Он любит свою жену, но по-другому. А у меня должно быть все не только хорошо, у меня все должно и будет отлично! Я от вас очень скоро должна буду уйти.
Во-первых, Кузьмич обещал мне в два раза больше денег.
Во-вторых, у меня впереди диплом, я очень к этому отношусь серьезно.
В-третьих – я больше не хочу и не смогу спать под столом.
А, чтобы вы не волновались за меня, у вас есть мой номер телефона, звоните мне иногда. Я доработаю у вас до тех пор, пока вы не найдете себе настоящего секретаря, я вас не брошу.
Инна Сергеевна! Я вот все время думаю, какой гадостью вы занимаетесь с таким интересом и рвением. Это ради денег? Я бы так не смогла.
-Леночка! О чем это вы, о какой гадости вы говорите?
-Я с трудом могу эти слова произносить – катализаторы, гидрогенизации, гидроочистки, крекинги, риформинги… фу, какая это гадость! Вы же очень интересная женщина. Это так скучно!
Инна Сергеевна вздохнула с большим облегчением и улыбнулась:
-Леночка! Спасибо тебе за откровенность. Но, когда ты хорошо разбираешься и понимаешь свой предмет, в частности — эти технологические процессы, тебе очень легко и, главное, поверь мне, очень интересно работать.
20.
2008 г.
Инна Сергеевна продолжала руководить компанией, заключать договоры, участвовать в форумах и конференциях. Зарубежная компания, которую она представляла в России, набирала силу, расширялась своими международными филиалами. Гриша продолжал ее поддерживать, иногда баловал в совместных поездках по европейским странам. Дети взрослели, становились более самостоятельными. Они брали пример с родителей, прекрасно понимая, что никакие блага с неба не сыпятся, что деньги можно только заработать, а потому работали и работали. Все в их семье было относительно благополучно.
На очередной ежегодной конференции в Дубае в шикарном отеле Инна Сергеевна встретила вечно загорелого Владимира Кузьмича. Она с ним лично давно не встречалась, все совместные документы и договоры подписывались через помощников. Он прекрасно выглядел, был в чудесном расположении духа.
-Ой, ой, ой, кто это? Инна Сергеевна собственной персоной! Я вас очень рад видеть здесь, на краю света в райском уголке на море среди пальм. Как вы?
-Владимир Кузьмич! У меня все более-менее хорошо. Вы здесь один?
-Я прилетел сюда с женой и дочерью. Они теперь меня одного не отпускают на конференции. Я иногда там сгораю от солнца или от стыда. А вы, как всегда, одна?
-Я никогда не беру с собой мужа на производственные совещания, у него своих дел полно. Пусть отдохнет и успеет по мне соскучиться.
— Инна Сергеевна! Я точно уверен, что у вас есть ко мне вопросы. Давайте с вами сегодня посидим здесь в ресторане и поболтаем, ближе к вечеру после последнего доклада, но до начала делового ужина. Устроит это вас?
— Да, вполне устроит.
Владимир ушел с конференции раньше, ему не были интересны темы последних докладов в тот день. Он не желал слушать рекламные предложения молодых участников. Владимир сидел в ресторане и читал какой-то отраслевой журнал.
Инна Сергеевна, не сговариваясь с ним, тоже покинула зал заседания и направилась в ресторан, она тоже интересовалась и занималась исключительно реальными делами, от всех бесконечных российских «хотелок» и деклараций ей сразу же становилось скучно и было очень жаль потерянного времени.
Владимир ее увидел и тут же отложил журнал в сторону:
-Ну вот, давайте выпьем кофейку, полакомимся мороженным. Смотрите, здесь настоящее лето, пальмы, все цветет, не то что сейчас у нас в Москве, слякоть и грязь, самое начало весны. И я готов ответить на все ваши вопросы.
-У меня всего один вопрос, как у вас сложились или не сложились отношения с моим бывшим секретарем, Еленой? Если вы, конечно, готовы ответить.
-У меня сложились очень хорошие отношения с Еленой Николаевной. Она живет в отдельной квартире в Москве, в элитном доме, сама водит машину. Закончила с отличием институт, ее приняли на работу в Мэрию, она готова была даже возглавить там какой-то отдел, но ушла в декрет и воспитывает детей. У нее два сына, одному будет четыре годика, а второму два. Прекрасные дети. Отец ее совсем больной, мать ей немного помогает. Но у нее есть и няня. Ее младший брат собирается поступать в МГУ на математический факультет.
-А она замужем?
-Нет, она не замужем, но она и не одинока. У нее есть любящий человек, который спонсирует ее жизнь, но и сама она не промах. У нее все будет очень хорошо.
— И кто этот любящий спонсор, не вы ли?
-Представьте себе, что это я. Поэтому я так и информирован. Но об этом только мы с вами и знаем. Я ее очень люблю, и дети ее — мои кровные мальчики, и я их никогда не брошу. Вообще-то я всех люблю – и свою жену, и свою дочь. Они сейчас отдыхают здесь со мной и тоже очень меня любят. А почему им, собственно говоря, меня не любить? Я их содержу, одеваю, кормлю, пою и развлекаю.
-А как ваша жена к этому относится? Или она ничего не подозревает?
-Представьте себе, что даже ни о чем и не догадывается. А Леночка ей никогда ничего не скажет, она очень прагматичный человек. Точно знает, что ей нужно. Лена умная, красивая молодая женщина. Меня она не очень любит, а значит и не ревнует и никогда не будет шантажировать мою жену. А зачем ей это? Она все, что хотела, уже получила. Она выкарабкалась из нищеты, вот встанет как следует на ноги, расправит свои крылья и…
— Что, боитесь, думаете, что улетит от вас? Ее нелюбовь к вам, вас не унижает?
— Нет, ничего я давно уже не боюсь, она никуда не улетит, пока не пристроит мальчишек, а это еще не скоро. Ей сейчас некогда, она – при деле. А что дальше – кто же может знать? Ее нелюбовь меня вполне устраивает, она ее мне не выказывает, она формалистка. Делает вид, что очень мне всегда рада. Ее так ее «мудрая» мать-уборщица научила. Я их всех обеспечил. Я сам из простой, ну из очень простой семьи, кроме того, еще и из провинции. Я так хотел сам жить как в красивом западном кино, вот и работаю, чтобы у меня и у них был бесконечный счастливый сериал…
-Я могу только пожелать вам удачи, я теперь за Лену спокойна, она в надежных ваших руках.
-Инночка! Могу я вас по дружбе так называть, вы же все сами прекрасно понимаете, вы умная и независимая женщина, мы с вами подпишем еще много договоров.
-Я очень на это надеюсь.
— Давайте я вам другую историю, более интересную расскажу. Еще кофе хотите?
-Да, я не возражаю. И расскажите, пожалуйста, мне интересную историю. А то в последнее время я слушаю только одни истории про технологическое оборудование, скучновато бывает. Есть предчувствие финансовой катастрофы.
-Инночка! Приучите уже себя к тому, что надо спокойно принимать любой абсурд в нашей стране и не пытаться что-либо изменить. Принять и примириться с этим! Это так, это еще не рассказ…
А вот вам и удивительная история.
Когда мы удрали с Леной из вашего офиса в Шарм эль Шейх, с нами совершенно случайно оказались совсем чужие для меня люди, шапочно знакомые моего друга из фитнес-клуба. Они прилетели, как не покажется вам странным, по моей же инициативе, вместо моего приятеля, который не смог с нами полететь. Мне, видите ли от некоторого смущения, захотелось провести там время и с Леной, и в компании.
Это была очень странная пара — некий Юрий Игумнов и его невеста – Райя. Инне показались знакомыми фамилия Игумнов и имя Юрий. А Владимир продолжил:
— Мы на море вместе провели прекрасно время, плавали с масками среди рыб, катались на яхте, встречали восход на горе у монастыря святой Екатерины, ходили на танцы. Юрий, мужчина нашего возраста, а Райечка, его невеста была такого же возраста, как и Лена. Они оказались там очень для меня кстати. Лена перестала меня бояться, глядя на их близкие отношения, она приняла там судьбоносное решение связать свою жизнь с моей. Уже в Москве они нас несколько раз приглашали к себе в гости и очень хорошо принимали. Конечно, я ходил к ним только из-за Лены. Она не могла отказать этой настойчивой Райе. Юрий казался вполне нормальным мужчиной, бизнесменом. Он прожил лет двадцать в Питере. Однако, я сразу понял по его высказываниям, что он из тех деловых людей, кто никогда ни с кем не делится, а это в бизнесе, как вы знаете, очень чревато неприятностями. Вокруг него со временем сформировался вакуум. Он, как волк-одиночка, пытался решать все проблемы самостоятельно, но не очень у него это, видимо, получалось. Жадность в бизнесе, как и в жизни, это не рачительность, это не разврат, это очень большая ошибка. Жить и работать надо по установленным в стране правилам, и их-то надо очень строго соблюдать. И все будет нормально. Ну что я вам это рассказываю, вы все это прекрасно сами понимаете и знаете.
Этот Юрий вскоре начал терять позиции в бизнесе в Питере, развелся со своей женой, бросил ее без средств, нищей, как потом выяснилось. Это позор для бизнесмена. Потом женился на девушке Райе, начал заново развивать дело в Москве, но у него что-то не так пошло. Все свои эмоции срывал на своей молодой жене. Денег ей не давал, держал ее в жестких рамках. А она была не очень простой девушкой. Тоже, по-своему прагматичной. Она рассуждала: «не любит ее Юрий– и не надо. Жалеет ей все – значит, сам ни хрена от нее не получит, ни любви, ни заботы». В какой-то момент, Юрий начал понимать, что он явно «перегибает палку». Он решил купить квартиру, небольшую, метров сто не более, но свою. Не хотел больше снимать чужое жилье и выбрасывать деньги на ветер. Райя закатила ему дома скандал, сказала, что он ничего не желает для нее делать и попросила оформить квартиру на нее. А он, как я уже говорил вам, был очень жадный. Сначала он никак не хотел оформлять на нее квартиру, а потом убедил себя в другом. У него уже была к тому времени одна квартира в Милане, вторая в Питере, налоги надо везде платить, тогда он решил, что пусть Рая сама будет платить за эту квартиру, и к тому же пусть у нее будет стимул работать, а не сидеть у него на шее. Они отремонтировали квартиру, купили мебель. Стали жить- поживать, но добра не наживать. У него все не ладилось на работе, он начал нервничать.
Как я понимаю слово «нервничать»? Юрию было тогда уже больше пятидесяти с лишним лет, он был здоров и активен, но ему не везло на работе. Одни потери, никакой прибыли! Он решил, что надо сделать в своей деловой жизни небольшую паузу, расслабиться, ничего не делать, подождать. Попробовать получить удовольствие просто от ничего неделания. Dolce Vita! Это и был нервный стресс. В него вселился настоящий бес. Он начал шляться по барам, дома не ночевать, наверняка, спал с девками, проститутками. Это его еще как заводило! Однажды ночью он пришел пьяным «в хлам», покрыл Райю матом, его тошнило, он заснул в коридоре на полу в ужасном виде, все было испачкано и изгажено.Утром Райя собрала вещи и уехала к своим родным. Перед отъездом она позвонила Леночке в полном отчаянии. Вот почему мы все знаем в деталях. Райя взяла отпуск, забронировала себе гостиницу в Турции и улетела на две недели. Оттуда она вернулась совсем другим человеком. Она познакомилась там с каким-то авантюристом из Донецка.
Дома ее ждал Юрий, взволнованный и окончательно протрезвевший. Попросил у нее прощения, обещал, что эта «лихая» пауза в его жизни закончилась. Юрий переспал в знак примирения с Райей, обозвал себя последней сволочью, клялся, божился, что у него, кроме нее никого родного не осталось. Бывшая его жена, дети – все они в забытом им, прошлом. Он действительно уже несколько дней не пил, привел себя в полный порядок и пошел на работу реанимировать свой умирающий бизнес. В его отсутствие у Райи на пороге квартиры появился ласковый прохиндей из Донецка, Шурик. Они были в постели, когда расстроенный неудачами, Юрий вернулся раньше времени с работы. Он их застал с поличным. Шурик благополучно сбежал от Юрика. Но что дальше началось? Он орал, что выгонит Райю в любой момент, что она потаскуха, что лишит ее квартиры в три счета, что ничего не достанется ее любовнику. И, наконец, он схватил в руки скалку и шарахнул Райе по почкам.
Она упала, потеряла сознание, а когда пришла в себя, то расплакалась. Юрий посмотрел и плюнул прямо на нее, хлопнул дверью и ушел. Это все, что мы знаем от Райи.
Через месяц Лене позвонил следователь из полиции и попросил явиться к ним в отделение по поводу неожиданной смерти господина Юрия Игумнова. Мы с Леной пришли в полицию, так как она одна туда никак не хотела идти. Там нам сообщили, что мертвого Юрия нашла его жена Раиса Игумнова. Следователь прочитал нам заключение:
— Покойник сидел за столом, головой уткнувшись в свою тарелку с котлетой и жареной картошкой. Рядом с умершим на столе стояла пустая рюмка и бутылка водки. У него внезапно произошел сердечный приступ. Покойник не пил в последнее время, на здоровье никогда не жаловался. Все это было очень похоже на то, что кто-то ему помог покинуть этот мир, добавив в спиртное клофелин. Следов лекарства в рюмке не было обнаружено. Они были обнаружены в организме потерпевшего. Его жена продемонстрировала нам следы домашнего насилия, следы от побоев. Вопрос к вам, насколько хорошо вы знаете Раису Игумнову, была ли она способна отомстить своему мужу?
Мы смогли только подтвердить, что нам было известно. Я очень хорошо запомнил слова следователя –«грустная жена всегда мечтает быть веселой вдовой».
Райю не привлекли к уголовному делу, но лично у меня осталось сомнение по этому вопросу. Я запретил Лене любое с ней общение. И вот совсем недавно Лена мне сказала, что, если бы Юра был бы сейчас жив, то он остался бы вдовцом. Дело в том, что через полгода после его смерти нашли мертвой и Райю. Она лежала в ванной, якобы захлебнулась мыльной водой. Чушь собачья! Вода протекла к соседям, живущим этажом ниже. Они вызвали слесаря, открыли входную дверь и увидели мертвую девушку. А этот аферист из Донецка продолжал наведываться в ее квартиру. Когда я спросил, откуда Леночка это узнала, она мне ответила, что бывшая жена Юрия, Лиза Игумнова, прилетала с детьми на его похороны, взяла себе какую-то его записную книжку, где был указан, в том числе и ее телефонный номер, как подруги Райи. А после ее смерти Лизу вызвали в Москву к следователю. Юрий, оказывается, успел написать завещание, где он доказывал, что квартира была куплена на его средства, и он завещает ее своей бывшей жене и детям от первого брака. Следователь сказал Лизе, что теперь в двух этих смертях подозревают Шурика, афериста из Донецка. Он естественно свою вину никогда не признает, пытался доказывать, что он был гражданским мужем Райи в последние полгода, и что квартира принадлежит теперь ему. А потом в одночасье сбежал куда-то.
Вот, Лиза и решила позвонить Лене, чтобы узнать от нее хоть что-то о Райе, и рассказать ей весь этот ужас. Вот вам и история о том, как мы часто даже и не подозреваем с кем проводим свое время. А в Леночке я уверен. Она очень правильная девушка. Я хотел сделать ее счастливой и сделал.
Инна Сергеевна была не просто удивлена, она была шокирована тем, что услышала. Она не стала рассказывать Владимиру ни про Юрия, ни про Лизу, ни про то, как мир тесен. Она просто промолчала.
-Как вам Инна Сергеевна эта история? Вы молчите, задумались…
— Я задумалась о другом, Владимир Кузьмич! Я думаю о счастье. А история эта ужасная! Даже не верится, что такое может быть. Спасибо вам за кофе. А за Лену отдельное вам спасибо, раз она счастлива.
Вечером Владимир со своей женой и дочерью сидели за столом во время делового званного ужина. Инна Сергеевна сидела напротив и рассматривала его женщин. Они были одеты в вечерние наряды, маленькие дорогие сумочки лежали рядом на столе, у обеих были аккуратно уложены волосы, выглядели они прекрасно. Они жеманно кокетничали с Владимиром, называя его то «папулечкой», то «папусиком», все время предлагали ему разнообразные, как они говорили, «вкусняшки». Рассказывали ему о посещении золотого рынка, какие там низкие цены, как «папусик» должен их побаловать за то, что они скрашивают ему его скучное пребывание.
-А еще, папочка, здесь такой шопинг! Папусик, дорогой, мы все вместе пойдем по бутикам только в последний день. Вот такая у нас «печалька»! Но мы будем хорошими девочками и не потеряем время в эти несколько дней, будем загорать и купаться в море.
21.
В августе того же 2008 года в стране произошел финансово-экономический кризис. Это был тройной шок для экономики: со стороны внешней торговли, оттока капитала, ужесточения внешних заимствований. Вооруженные конфликты в Грузии и в Южной Осетии только усугубили ситуацию и спровоцировали падение финансовых индексов, началось массовое бегство инвесторов из страны. Этот кризис был даже посильнее и намного хуже дефолта 1998 года. Тогда проблемы были связаны с огромным госдолгом России из-за обвала азиатских экономик, низких мировых цен на сырье и крушения пирамид государственных краткосрочных обязательств. Новый кризис застал врасплох всех бизнесменов. И Инна Сергеевна, и ее муж, Григорий, и Владимир Кузьмич, и все их партнеры – разводили руками, бездействовали и выжидали, чем это может закончится для их компаний. Под воздействием удара глобального мирового кризиса денег в стране в одночасье не стало. Пришлось сокращать многих сотрудников, а потом и на некоторый период вообще закрывать компании. Владимир Кузьмич по слухам был на грани разорения. Он слишком близко оказался у разгорающегося костра, у горнила под названием — административный ресурс. Вместе со своим покровителем он и «сгорел» в пламени кризиса. Он перенес микроинфаркт, пока его везли в больницу, с ним случился второй микроинфаркт, но врачи его спасли. Он выкарабкался и еле поддерживал слабую активность в своем офисе.
Инна Сергеевна и Григорий тоже больше года были не у дел, потом медленными темпами начали процесс восстановления своих компаний. Эти годы были проверкой на прочность экономических, дружественных и человеческих связей.
Инна и Гриша вздохнули только к концу 2010 года, летом они приехали на машине в Санкт-Петербург, чтобы погулять по городу, поплавать на кораблике по каналам, посетить Петергоф, сходить в Эрмитаж, Русский музей, на балет или в оперу Мариинского театра. Они очень любили Санкт-Петербург. А как его можно не любить? Город-музей, город романтиков, поэтов и писателей, город, где так легко дышится морским свежим воздухом.
В театре давали оперу «Борис Годунов» Мусоргского. Инна сидела с Гришей в партере, она держала мужа за руку и была счастлива, что он с ней рядом, что есть с кем поделиться своими впечатлениями от музыки и мастерства исполнителей. В антракте в буфете они выпили по бокалу игристого вина и оба одновременно заметили Лизу Игумнову. Она их тоже узнала. Она была очень скромно, но элегантно одета, седые волосы были красиво уложены в пучок, минимальная косметика придавала свежесть ее лицу, огромные голубые глаза светились счастьем. Рядом с ней стоял мальчик лет двенадцати, внук, внешне очень напоминающий Юрия. Лиза подошла к Инне и обняла ее. Она ничего не говорила, просто стояла и обнимала, почти совсем чужого человека. Гриша подошел к ним:
-Лиза! Как я рад нашей встрече, а это твой внук?
-Да, мой внук, он прилетел ко мне на каникулы из Милана, там мой старший сын живет со своей семьей. Вот показываю ему самое лучшее в нашем историческом городе. Как вы, как дети?
Лиза попросила Гришу купить еще вина на всех. Потом она посмотрела на Лизу, улыбнулась и еще раз ее обняла:
— У нас все хорошо, спасибо, мы потихонечку работаем.
Гриша принес еще три бокала вина.
-А ты, Лиза, чем сейчас занимаешься?
— Вы читали книги Айрин Джексон? Это, главным образом, детективы.
-Честно говоря, я что-то слышал, но не читал, это американская или английская писательница? Считаешь, что нам надо ее книги прочитать?
— Это мой литературный псевдоним, это мои детективы, тираж под триста тысяч экземпляров. У меня слишком много сюжетов накопилось за всю жизнь! Я опубликовала уже пять книг. Будет время и желание, прочтите хотя бы одну.
-Лиза! Как мы рады за тебя! То-то у тебя глаза искрятся от счастья. Обязательно купим и прочтем. Ты — молодец!
-Ребята! Надо идти в зал, гаснет свет, увидимся позже.
После окончания оперы Инна и Гриша так и не увидели в толпе людей Лизу, они разминулись.
22.
2016 г.

Инна Сергеевна сидела за столом в пустом офисе своей некогда вполне процветающей компании и перебирала различные бумаги. Она раскладывала их по определенным стопкам – в мусор, в макулатуру, сохранить как память. Бывшие работодатели назначили ее председателем ликвидационной комиссии своей же компании. Сотрудники почти все были уже уволены. Никакого бизнеса никто давно не вел. Вся ее работа –командировки, контракты, договоры, успехи и поражения, тендеры, совещания, доклады на конференциях и форумах, деловые встречи, обеды и ужины — все это уходило в прошлое. Она работала с юристами и бухгалтером по закрытию своего любимого дела.
После 2014 года наступил третий удар по экономике страны. Были введены санкции в банковском секторе, в промышленном секторе и в политическом. Последние крупные иностранные компании покидали Россию. Работать большинству иностранных компаний стало абсолютно невозможно. Кто-то из бизнесменов кинулся развивать импортозамещение, кто-то улетел навсегда из страны, а кто-то просто постарел и жил в свое удовольствие, где-нибудь на даче, не обращая никакого внимания на происходящее. Большинству бизнесменов было очень обидно терять свою любимую работу. Но с каждым годом экономическая и политическая ситуация осложнялась. Мелкий и средний бизнес тихо умирал. Значит – finita la comedia, пенсия, жизнь на даче, ближе к цветочкам и ягодкам, к любимой собачке. Инна воспринимала все эти катаклизмы правильно, в меру спокойно, она лично никак не могла изменить ситуацию, от нее ничего не зависело, а значит, надо смириться со всеми обстоятельствами и просто продолжать жить среди своих детей, внуков и друзей. Она выбрасывала, уничтожала бумажные варианты своей некогда активной трудовой деятельности, свои переживания и борьбу в тендерах, свои достижения. Ей попался среди бумаг последний договор с Владимиром Кузьмичом. Интересно, а как он, как его пассия- Елена? Инна набрала номер телефона Владимира, ответила его жена:
-Владимир Кузьмич отдыхает, просил, чтобы его никто не беспокоил. А кто это? А что ему передать?
Инна представилась и попросила передать ему привет. Потом она набрала номер Лены, которая взяла трубку:
-Здравствуйте Леночка! Это Инна Сергеевна. Как вы поживаете. Я разбираю сейчас бумаги в офисе, мне попался ваш телефон. Я решила позвонить. Как вы? Прошло уже почти пятнадцать лет, как мы не виделись с вами. Вы очень заняты? Я с удовольствием готова с вами повидаться, выпить с вами кофе по старой традиции и посекретничать. Готовы?
-Инна Сергеевна! Как я рада вас слышать! Я только поддерживаю это предложение. У меня конец рабочего дня в шесть вечера, я готова подъехать к вам в офис. Нет, Инна Сергеевна, по-другому сделаем. Я вас приглашаю в один чудесный ресторанчик «Дольче Вита» поужинать, он находится недалеко от моей работы. Я вас приглашаю, я даже настаиваю на этом, давайте сегодня встретимся там в половине седьмого.
-Это очень неожиданно, но я обязательно приеду, до встречи!
Инна отодвинула стопки бумаг, посмотрела на часы, у нее еще было достаточно времени, чтобы собраться и спокойно добраться до ресторана. Все правильно – еду на встречу, невозможно находиться в постоянном стрессе.
Лена встретила ее у входа в ресторан. Перед Инной предстала очень красивая молодая женщина. Она была неотразимой, длинные светлые волосы, карие с поволокой глаза, стройная высокая леди. Красивое кашемировое пальто бежевого цвета, шелковая косынка на шее, черные, обтягивающие ее прекрасные ноги, брюки, осенние коричневые стильные сапоги и модная сумка такого же цвета.
Женщины заняли место за столиком у окна. Они обе улыбались и рассматривали друг друга. Сразу же подбежал официант:
-Елена Николаевна, добрый вечер, рады приветствовать вас в нашем ресторане. Все для вас как обычно?
-Сергей! Сейчас моя гостья закажет себе, что она хочет, а мне, вы правы, как всегда. Я за рулем, без спиртного, только чай с мятой. Инна Сергеевна, вы за рулем?
-Да, я тоже буду чай, но, если можно обычный черный с бергамотом.
Женщины сделали заказ. Молча еще несколько минут посмотрели друг на друга. Лена встала, наклонилась и обняла своего бывшего директора. Инна почувствовала аромат своих любимых духов.
-Леночка, я очень рада нашей встрече. Пару слов о себе. Наша компания закрылась, я теперь ухожу на жизнь активного пенсионера, буду ходить в кино, в театр, на выставки, на музыкальные представления. Буду плавать в бассейне, путешествовать пока хватит сил и средств, займусь домашними делами, буду читать книги. Буду делать все, что не успевала в своей жизни. Научусь, наконец, готовить вкусные блюда, буду больше проводить время с внуками. Но все равно, если уж совсем честно, мне очень грустно, я не испытываю радость от этих великолепных перспектив. Я не привыкла так жить. У меня много предложений по работе, но я не могу их принять. Я не хочу быть ни у кого в подчинении. Ухожу с высокой позиции.
У мужа тоже вскоре будет такая же ситуация, но он пока еще на своей работе держится.
Ладно, это все про нас, а как вы, как ваши дети, родители и брат?
Лена спокойно слушала Инну. Чувствовалось, что она очень далеко парит над этими незначительными чужими проблемами. Она по-прежнему носила открытые блузки, ее грудь оставалась такой же красивой, она слегка поднималась и опускалась, теперь на ее шее была тонкая золотая цепочка с украшением от Van Cleef & Arpels, такой же дизайн был у серег и браслета. Лена не улыбалась, она обдумывала, что и как ответить:
-Дорогая Инна Сергеевна! За эти годы у меня произошли кардинальные изменения. Сначала о моей семье – бабушка жива, недавно дома упала, сломала себе шейку бедра, ее прооперировали по квоте, не очень удачно. Она теперь инвалид, скулит без конца, полностью зависит от ненавистной ей невестки. Отец умер два года назад, тяжело болел в последнее время, мама сидит с бабушкой, сама еле ходит, весит сто пятьдесят килограммов, рот у нее не закрывается, ест без конца дешевые свежие булки.
Брат с отличием закончил МГУ и его оставили в аспирантуре. У него все будет в полном порядке. Он очень способный и трудолюбивый, подрабатывает на кафедре, снимает себе квартиру.
Я давно закончила с отличием институт. Работаю там, где и хотела, как вы говорили, в «хлебном месте», в госструктуре, у меня гарантированная высокая зарплата, социальный пакет, казенная машина и водитель, я сама себе начальник, плюс у меня отдел из двенадцати человек. Они прекрасно работают.
Теперь о главном, я не замужем, пока свободна, но не одинока. Квартиру мне купил Кузьмич, сразу же после того, как я с ним переспала еще в Египте. Потом я ее отдала на работе и получила взамен квартиру в два раза больше и бесплатно на Минской улице. Я родила от него двух мальчиков, оба похожи и на меня и на него. Он их обожает. Старший поступил в этом году в колледж, хорошо учится. Мальчики очень хорошие, воспитанные, у меня дома сильно не забалуешь. Изучают английский язык, китайский, занимаются спортом. Я заставляю их читать книги, не сидеть в компьютерах. Кузьмич приезжает к нам раз в неделю, возит их по секциям, общается с ними. Теперь я от него в денежном отношении не завишу. Вы, наверное, слышали, что с ним приключилось?
-Нет, я давно его не видела и не слышала. Я сегодня позвонила ему, но трубку взяла его жена и сказала, что он отдыхает.
-Это все вранье. У него другой номер телефона. Он потерял практически весь свой бизнес, очень расстроился, переживал страшно, еле выкарабкался после двух инфарктов. И тут с ним стряслась новая беда, у него обнаружили рак почки. Он тогда совсем растерялся, у него начались приступы один за другим. Пришлось ему уйти с работы, отдать чужим людям осколки процветающего бизнеса. Мои начальники посоветовали обратиться к известному врачу онкологу, в Мюнхене, он выложил двести тысяч долларов, и врачи его опять спасли, вытянули почти с того света. Слава богу, у него осталась еще одна здоровая почка. Вот что значит для мужчин потеря бизнеса. Самое ужасное, что произошло в последнее время, так это как отвратительно повели себя его жена и дочь. Светлана, его жена, пока он был в больнице, рылась в его компьютере, искала всякие счета, источники денег. Вот уж странно, у них все есть и им хватит на всю оставшуюся жизнь, но нет, этого мало, им надо все больше и больше. И она напоролась на одну его папку в компьютере, где были все наши фотографии — мальчишек, мы вдвоем с ним на отдыхе и дома, все вместе вчетвером на море. Что тут началось…
Спросить она его побоялась, он болел. Тогда она начала выспрашивать всех его бывших сотрудников — никто ничего не знает. Начала искать документы — ничего нет. Квартиру, которая все равно была на меня записана, я отдала. Сейчас у меня давно своя квартира. Машина тоже была на меня оформлена, но я уже несколько раз машины меняла. Ничего нет, нет никаких доказательств, кроме того, что дети очень на него похожи. Тогда она с дочерью наняли частного детектива, он докопался и вычислил меня. Они вернулись из Германии, приехали ко мне на работу и начали мне угрожать. Говорили, что подадут на меня в суд за аморальное поведение и вымогательство денег у старого больного человека. Грозились, что у них будет справка о его недееспособности, что мне ничего не достанется, что они меня посадят в тюрьму. А бедный старик лежит себе на реабилитации и ничего не подозревает.
Мое руководство вызвало пару ребят из охраны, проинструктировало их, они так этих наглых женщин «успокоили», что те поменяли сразу же все свои номера телефонов и забыли про меня навсегда. Я на них плевать хочу. Кузьмич поправился, узнал о происшедшем и сказал им, что, если их что-то не устраивает, то готов немедленно уехать из дома, оставив этих развращенных бездельниц без средств к существованию. Они тут же сникли и опять, как ни в чем не бывало, запели свою песенку – папусик, папулечка… Вот и все. Кузьмич себя плохо чувствует, мне его жалко, он мне очень в жизни помог, кроме того, он же папка для моих мальчиков. А папку надо уважать. Вот собственно и все. Я вам обещала, что у меня все будет отлично, так и вышло, даже еще лучше.
Принесли деликатесные итальянские блюда. Инна Сергеевна и Лена, молча ели, каждая думала о своем. Они время от времени смотрели друг на друга, что-то вспоминали. Потом взяли себе по маленькому десерту, выпили чаю, и еще помолчали.
Инна Сергеевна никак не могла найти еще какой-либо темы для разговора. И все-таки решила спросить у молодой красивой женщины:
-Леночка! А как же любовь? А как же нежность, грусть, ожидания, летние вечерние туманы, утренние рассветы, ландыши, сирень, листопад, первый снег? Была ли у вас большая сумасшедшая страсть, переживания? Это у вас было в жизни? О чем вы сейчас мечтаете? Наша жизнь такая короткая…
-Инна Сергеевна! Кому сегодня все это надо? Если у вас что-то из этого было – так я вам сочувствую, а не завидую. Вы только сократили себе жизнь из-за этих переживаний. Хотите любви — смотрите о ней фильмы, сериалы, лучше американские, там меньше пошлости. Какая сейчас может быть любовь, какая мораль? Это все романтические бредни прошлого века! Сейчас у нас совсем другая реальность- «валентинка»! И еще одна — все продается и все покупается, абсолютно все…

У меня все отлично…

от | Фев 26, 2021 | Авторские публикации

4 комментария

  1. avatar

    Очень хорошо ! Прочитал за раз. Читается замечательно и нигде не корябнуло не по сюжету, не по литературе. Качественное цельное произведение. Спасибо! Буду читать еще!)))

    Ответить
  2. avatar

    Спасибо, Сергей. Отправила на блог новый рассказ «Печник». Буду ждать мнения друзей.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *