Обиталище духа

ОБИТАЛИЩЕ ДУХА

Нью-Йорк являет собой модель и символ современного общества.
Внизу – хаотичность движения и полное смешение стилей, менталитетов, modus vivendi и pensandi. Жизнь бьет ключом, безумно много суеты, мишуры, ярмарочности и зачастую дешевого блеска. Много шума – практически из ничего… Первые этажи зданий отданы на потребу всей этой разношерстной публики: магазины, кафе, забегаловки, вновь магазины… Люди куда-то спешат, глазеют, едят, пьют, причем зачастую не прекращая движения…
Средние этажи – вещь в себе. Мы можем только догадываться, что происходит на них – живут ли, работают? Но явно все уже более солидно и стильно. Равно- и однопланово. Отсюда исходит мощное излучение стабильности, основательности, благополучия. Ни о какой суете нет и речи. Жизнь течет размеренно и по плану. Здесь уже чувствуется система – основа основ американской жизни. Этажи и этажи достатка и welfare’а. Люди здесь не прожигают жизнь, а живут. И закладывают основы благополучия на долгие годы вперед. Это настоящая Америка. Есть она и в других странах, скажем, Европы. Но там эта прослойка тоньше и не окружена такими бастионами стен, богатства и закона. Там ее уже подмывают волны житейских напастей, и она шаг за шагом уступает им.
И чего уж точно меньше в Европе, так это вот этих башен, вознесших свои пики на поистине запредельную высоту. В средневековых городах Италии пошли было по этому пути: все эти башни – бессмысленные и одинокие – в Болонье, Лукке, Сан-Джиминьяно, каково их назначение? Неужели только то, чтобы на несколько дней продлить существование их хозяев в случае заговора, восстания черни или войны? Глупее не придумаешь. Нет, символика власти пошла оттуда. Только Господь обитал выше, но и то сказать, европейские храмы – что они в сравнении с финансовыми пирамидами Нью-Йорка?
Финансовая и промышленная мощь мировой державы отражена в устремленных ввысь пиках небоскребов. Смотришь на фотографии заказчиков и владельцев Эмпайр Стейт Билдинг и… удивляешься. Удивляешься тому, что выглядят они… вполне обыкновенно. Ну, может быть, одеты с иголочки, ну, может быть, чуть уверенней взгляд, ну, чуть больше интеллекта в глазах… Но в общем и целом – все такие же люди. И не веришь, что это они населяют самые последние этажи этого без сомнения самого высотного города мира. Нет, здесь не место для людей, на самом деле здесь обитают духи. Духи «наживы и стяжательства», как было принято писать в советской печати, а на самом деле – духи человеческих амбиций, зачастую безмерных, и власти. Власти не как средства угнетения и подавления всех остальных людей, а как средства реализации самых фантастических и неимоверных устремлений.
Америка тем и хороша, что смогла создать всем самые идеальные условия для развития и реализации. В первую очередь для самых-самых. Во всех сферах жизни и во всех проявлениях. Америка – это гигантская лаборатория для экспериментирования и выращивания человеческого духа, где под духом понимается – сила, воля, интеллект, а уже отсюда – щедрость, душевное богатство, меценатство. Миссионерство…
В Америке впервые дух человеческий поднялся на запредельную, на невиданную доселе высоту. Но не с целью парить там одиноко и горделиво. Нет, он задался гораздо более благородной и величественной целью – максимально приблизить к себе и массы своих менее даровитых и менее удачливых сограждан. И добился огромных успехов на этом поприще. Вся эта толща зданий и сооружений, вся эта груда кирпича, металла, бетона самым убедительным образом говорит об этом.
В Америке человек впервые почувствовал себя богом. И отчасти им стал… Но одновременно с этим увидел и ту, другую часть – неизмеримо большую и далекую, которая ему неподвластна и для него абсолютно недостижима.
Вот почему пирамиды, дворцы, башни прошлого и современные небоскребы Нью-Йорка – это еще и памятник тщете и бесконечной человеческой суете…

Воин света

ВОИН СВЕТА

Я все силюсь понять, что же послужило столь мощным толчком для Америки, что задало ей столь мощный потенциал в развитии на многие-многие десятилетия и даже столетия вперед?
И чего не было в нашей, российской, истории и почему мы продолжаем до сих пор плестись в хвосте мировых событий. Был, правда, и в нашей истории момент, когда вся страна поднялась в одном едином и мощном порыве. Но это было… как у Вима Вендерса – «Ложное движение» – «Falsche Bewegung». И ложное направление. И цель была иллюзорной.
Что же это за не ложное направление и не иллюзорная цель, что задала Америке столь мощный и истинный импульс?
А может, это не наличие, не присутствие, а, наоборот – отсутствие чего-то, необремененность чем-то… Старыми вековыми традициями, например, обычаями, привычками? Отсутствие всех этих пут и самые широкие перспективы, открывающиеся впереди? Свобода передвижения и свободная дорога насколько видит глаз и даже дальше… И ожидание чего-то большого и светлого в конце пути. Где еще, кроме как на новом континенте, под новым небом, можно найти такие условия? И где найти такую массу авантюристов, в хорошем, да и… плохом смысле слова, энергичных, деятельных, с горящими сердцами и алчущими глазами? Не горстка, не банда, не партия, пытающаяся зажечь своим энтузиазмом народную массу, а практически весь народ, зародыш будущего народа. Здесь не надо было никого ни в чем убеждать, никого ни к чему побуждать; здесь все жили и горели одной общей идеей и одними общими принципами существования и развития.
Да, это был какой-то сгусток колоссальной энергии и плюс условия, не только не мешавшие, но напротив – исключительно благоприятствовавшие ее распространению.
Эта цель и эти принципы были положены на бумагу и стали примерно тем же, чем в свое время скрижали Моисея для еврейского народа. Чем-то абсолютно непререкаемым и на века. Священным и неизменным. Они вошли в плоть и кровь всего народа. Стали его сутью.
Вот в чем истинная сила Америки и ее народа. В этом смысле они – прямые наследники Израиля и древних израильтян. Параллелей тут действительно много. Рабство в Египте – колониальное прошлое. Моисей – Дж.Вашингтон. Исход – война за освобождение. Скрижали Завета – Декларация независимости и Конституция Соединенных Штатов. Обретение Земли Обетованной – колонизация и освоение всего североамериканского континента…
Не было только горестей, выпавших на долю еврейского народа – захватов, пленений, уводов в иные земли – на «реки Вавилонские», рассеяния… Но уже была попытка разрушения Храма – 11 сентября 2001 года.
Башни Всемирного торгового центра – символ экономического и финансового могущества Америки – чем это не Храм, если материальный успех с самого начала существования Нового Света стал его непререкаемой религией?
Но если это так, то американский народ в отличие от еврейского отделался еще «малой кровью» – два новых, два еще более величественных небоскреба уже высятся по соседству с местом трагедии.
Возможно, этот акт и был задуман как «разрушение Храма», но таковым отнюдь не явился. Многие склонны критиковать Америку за неадекватность реакции – за выход далеко за пределы своих границ, за ведение военных действий, как говорили в СССР, на территории врага, за свержение режимов в целом ряде стран. При этом открытие фронта в Ираке, Афганистане, Пакистане, да, пожалуй что, и в Ливии, Йемене, Сирии – это, судя по всему, лишь часть, а может, и малая часть той войны, что велась и ведется против исламского фундаментализма. Уверен, что существует не видимый глазу международной общественности фронт, где развернулись и продолжают разворачиваться наиболее драматичные страницы этой войны, вполне способной претендовать на звание «Третьей Мировой».
Но даже невооруженному глазу уже заметны важные результаты этого всемирного противостояния. Где Усама бен Ладен – идеолог и организатор джихада против всего цивилизованного человечества? Где его соратники и последователи? Где террористы-смертники? Где вся эта темная сила, которая, казалось, уже распростерла ядовито-зеленое крыло над миром?
Со временем в Вашингтоне, этом городе сплошных мемориалов, думаю, появится еще один – в память и об этой малоизвестной войне, и будет справедливо, если он, подобно айсбергу, на 9/10 будет скрыт ниже уровня земли. Неизвестная и невидимая миру война…
Многие акты благотворительности и меценатства, а Америка – страна поголовных благодетелей и меценатов, вершатся инкогнито. Во избежание быть заподозренными в корыстолюбии и гордыне. Аналогичная история и аналогичная логика, полагаю, преследуется и в том, как Америка ведет себя на мировой арене. И это делается не только в силу излишней «скромности» дяди Сэма. Нет, в основном это происходит не благодаря, а, быть может, и вопреки его воле. Он бы и рад лишний раз подчеркнуть свою роль в деле распространения по всему миру тех идей и принципов, что сотворили саму Америку… Ан нет, власти разных стран, в первую очередь нашей, спешат дать его планам и действиям иную интерпретацию, вплоть до прямо противоположной той, что на самом деле движет Соединенными Штатами…
Да, трудно первопроходцам, берущим на себя все основные тяготы пути. И гораздо тяжелее физических трудности морального порядка. Ты исходишь из самых хороших, добрых, даже благородных побуждений, а тебе вместо благодарности приписывают… да чего только не приписывают…
Хорошо Америке, что она далеко… аж за океаном и не очень-то слышит и прислушивается к тому, что судачат в мире по ее поводу. Иначе бы рано или поздно кончилось ее терпение, плюнула бы она на все и, подобно античному Ахиллу, уединилась на своих ухоженных и процветающих территориях.
И вот тогда бы посмотрели, во что способен превратиться мир! Мне лично не хотелось бы жить в этом мире. «Конь бел, конь рыж, конь ворон и конь блед…»

Второй сорт

ВТОРОЙ СОРТ

Еврейская девочка на улицах застраивающегося Черкизово 60-х годов, необустроенных и неприветливых…И улиц, и годов… Наброшенный на голову мешок, тычки, щипки, оскорбления… «Ж…вка, ж…вка…» Угроза поджечь мешок – скорее всего просто угроза, для пущего страха…
«Люди второго сорта…» – это уже из объяснений матери, женщины самой по себе крутого и неуживчивого нрава, по поводу доселе не знакомого дочери слова «ж…вка». Мобилизация, по ее же, матери, наущению, всех жизненных сил и всех способностей, чтобы быть в два, нет, – в три раза умнее, трудолюбивее, успешнее, чем окружающие тебя – люди «первого сорта».
Осознание лживости советской пропаганды… Ханжества, лицемерия режима. Мечты о жизни «за морем» в условиях свободного мира и общества… Осуществление мечты.
Сорок лет спустя. Позади годы и годы напряженной работы, успешных начинаний, провалов, разочарований и новых надежд. При общей поступательности движения.
Итог. Аристократический пригород Вашингтона. Новый современный многоквартирный дом – с иголочки.
Просторное фойе с консьержем. Любезно распахиваемая рукой темнокожего портье дверь: «Добрый день, сэр! Добрый день, мэдам! How are you?»
Короткий любезный разговор с соседкой, на английском. «У нее родители тоже из России».
«Здесь все такие любезные…»
«Это ваш гостевой номер», – «Двухэтажный? А вы?» – «А мы – на третьем этаже. Заходите на ужин через 30 минут».
Бассейн. Фитнес-центр. Шикарный итальянский ресторан на первом этаже. Но домашний ужин, предложенный нам хозяевами, не хуже, чем в ресторане. В прошлом году они прошли 2-хнедельный курс итальянской кухни под Флоренцией. И продолжают совершенствоваться. Вино – местное, вирджинское. Из погребов винного клуба, членами которого наши хозяева являются. На стенах – картины и гравюры известных художников, в основном из России. Но есть и Миро. И Леже… В эркере – рояль. Под окнами – неторопливая жизнь небольшого спокойного американского городка – пригорода… Вряд ли пригороды в Америке заслуживают этого названия. Их столько и они так густо заселены, что скорее города здесь – при пригородах, чем пригороды – при городах.
«Мы продали наш роскошный дом здесь же, неподалеку, два года назад. Зачем нам 600 метров на двоих? Да и листья, два раза в году, надоело убирать… – улыбается супруг. – А здесь хлопнул дверью и уехал».
Путешествуют наши хозяева, нынче на заслуженном отдыхе, много. По всему белу свету. Вот только в сторону России, Москвы, Черкизово… не идут ноги.
Таких судеб в Америке хоть отбавляй. Кому-то, конечно, не повезло, но это скорее исключение. Ведь уезжали самые умные, самые активные, самые опытные и деловые, а таким в умной Америке всегда находилось применение. «От каждого по способностям…»
Оплачивая вклад каждого «по его труду» Америка зарабатывала стократ. Вот истинная основа ее благосостояния, а вовсе не грабеж по всему миру, как у нас принято думать. Нефть, уголь, руда… -– все это не приносит особой прибавочной стоимости. Приобретая все это задешево, в лучшем случае экономишь – не более того. Настоящая же прибавочная стоимость, и немалая, зарабатывается только человеком, его умом и его талантом.
Сколько мозгов и сколько талантов безвременно погребено в земле русской? Сколько сгинуло их в лагерях Гулага и на полях сражений? Сколько не расцвело в полную силу как результат абсолютно идиотических условий коммунистического и посткоммунистического режимов?..
Лишь малая толика колоссального и невостребованного этого богатства утекла в Америку и, несомненно, внесла свою немалую лепту в основы благосостояния этой страны. «Малая толика – немалая лепта»…
«Страшно» даже подумать, где была бы сегодня Россия, распорядись она с умом своими ресурсами и в первую очередь – людскими.
«Страшно подумать… – подумал, наверное, Господь. И распорядился по-другому.

Сети

СЕТИ

«Тятя, тятя, наши сети…»

Иной раз подумаешь: «Как много все же нашей пишущей братии…»

Но это только пока не выйдешь на улицу и не окажешься в толпе…

Сети – непременный атрибут и торговая марка нашего времени. Не говоря уже о таком глобальном явлении как  Интернет. Потяни за любую ниточку и непременно обнаружишь сеть – большую или маленькую.

За одну из таких ниточек потянул я, сидя в гостиной одного гостеприимного дома в Бостоне: «Да, знаете ли, имею такую страстишку – пописываю…» – и уже через пять минут в моем электронном ящике лежала ссылка на электронный адрес Михаила Блехмана – председателя МАПП – Международной ассоциации писателей и публицистов (не путать с исторической Московской ассоциацией пролетарских писателей), объединившей в своих рядах русскоязычных авторов из полутора десятка стран.

Буквально на ровном месте обнаружился целый – ну, не мир, конечно, – но определенно мирок со своей довольно интенсивной жизнью, со своей аурой и атмосферой.

Какие-то альманахи, какие-то сборники, какие-то встречи и даже фестивали… Следующий – в конце июля в Польше. Почему не в России? Мать-мачеха?..

Среди авторов – членов Ассоциации – наш старый знакомый Семен Каминский, давно и регулярно сотрудничающий с Михаилом Блехманом и с МАПП. Буквально легок на помине – только недавно просил Женю Селионова замолвить за нас словечко и выпросить у Семена еще пару рассказов: Семен на нашем блоге занимает недопустимо малое место! Вы только посмотрите на размер его фамилии в колонке авторов! А тем временем он выпустил очередной сборник своих рассказов – «30 минут до центра Чикаго», – и я уже предпринял шаги к его приобретению через интернет-магазины.

Коротенькие рассказы Семена, рассказы-морали, рассказы-притчи, густо замешанные на воспоминаниях той, прежней, жизни – лично мне они по душе. Небольшие, но очень емкие  по содержанию. В стиле О.Генри и, может… – нет, все же не Чехова… Хотя надо бы побольше почитать Семена, чтобы вынести некое окончательное суждение. Тем временем направляю Левону для публикации еще один рассказ С.Каминского под названием «Нет мест». Выбран он самим автором, но чувствуется, отстал он, Семен, немного от нашей действительности. Хотя, может, на Украине и по-прежнему так…

Но все же вернемся к сетям, ассоциациям и сообществам. Похоже, их на Западе – пруд пруди, но для того чтобы в них попасть, нужно произнести пароль – «и я тоже пописываю». И тут же окажешься не в одной, так в другой сети, большой или маленькой, а то и в двух-трех сразу. Это что же, все пишущие поуезжали заграницу или уже там, в тамошнем климате – стали?

Как я уже, кажется, где-то упоминал, после трех дней пребывания в Бостоне мы оставляли этот город одаренные аж 3-мя книгами, авторами которых были экс-дипломат, экс-военный и экс-домохозяйка. Возможно, это связано с уникальностью жизненного опыта; возможно, также со стремлением хоть в чем-то реализоваться в новом для себя мире, в чем-то выделиться.

«Самореализация», «самоидентификация» – это вообще какая-то идея фикс в Америке. Более того, на этом, я так понимаю, там все и стоит.  С этой же целью и объединяются в группы, союзы, ассоциации… Прямо какая-то страсть к объединению, к привлечению, вовлечению…

Ну, прямо как у нас, на «Контрапункте»!..