часть 1
“Вероятно, вдохновленный публикацией Александра Бабкова “Нескучный”, Андрей Казачков начинает свою серию публикаций о Нескучном саде.
Надо также отметить, что в одном из комментариев у него уже была попытка осветить историю создания Нескучного и происхождения названия (см. здесь)“.
От редактора.

Мой Нескучный сад

О, сад мой! После темной, ненастной осени и холодной зимы опять ты молод, полон счастья, ангелы небесные не покинули тебя… Если бы снять с груди и с плеч моих тяжелый камень, если бы я могла забыть мое прошлое!
Монолог Любови Андреевны. А.П.Чехов “Вишневый сад”.
[spacer size=”20″] Нескучный сад. У каждого из нас он свой. Родовое гнездо и место детских игрищ. Огромная спортивная площадка и альма матер. Первая выпивка, а у кого и первая любовь. Райские кущи нашей молодости. Однако пора остановиться с эпитетами. Вижу строгий взгляд нашего модератора, который надумал в последнее время заняться этимологией. Да, до последнего времени я думал, что “райские кущи” это то же самое, что “райские рощи”, что вполне бы подходило в данной ситуации . Однако оказалось, что кущи это не рощи и даже не кусты а… Но тут второй раз останавливаюсь и перехожу к делу. Давно тема Нескучного сада беспокоит меня, а, уж будучи поднятой в одном из постов Сашей Бабковым, вообще вонзилась как игла в сознание и настойчиво требует выхода. Несколько месяцев я пытался собрать в организованную логическую кучу рой самых разных воспоминаний, но не получается. Что ж, пусть остаются мозаичные куски, буду их постепенно выплескивать на страницы без всякой системы.

Грот Дельсаля.

Десятки, да нет, сотни раз проходил мимо этого места и не знал, что эта пещерка носит название Грот Дельсаля по имени инженера, который его соорудил почти 200 лет назад. Недавно смотрел отрывками по телевизору старый дурацкий фильм “Опекун” и вдруг случайно увидел сцену, в которой мы снимались с Алексеем Алаевым. Как то зимой далекого 1970 года свалили мы с Алексеем с уроков и пошли гулять по парку. Дошли до Екатерининского пруда, а там фильм снимается. Мы ввязались в массовку, проторчали полдня, наблюдая за заплывами моржей. Потом еще как дураки хотели справку получить, что мы снимались в кино в этот день. Вот пара сканов с этим эпизодом. Нас с Алексеем, правда, там не видно, как я не вглядывался. К тому же наши съемки показали не на полном экране, а в экране телевизора, который смотрят герои (вот ведь идиотизм).

часть 2

Андреевский Монастырь. Genius loci

Андреевский Монастырь географически находится вне Нескучного сада, но не написать о нем нельзя. Здесь я родился и жил до 13 лет. Бабушку, деда и маму сюда переселили в 1947 году после нескольких лет мытарств после того, как в их дом в центре Москвы в 1942 году попала фашистская бомба. Вот я на фотографии с бабушкой во дворе нашей так называемой богадельни (в помещениях Андреевского монастыря в 19 веке располагалась богадельня для вдов и сирот).
Несмотря на страшную скученность населения наша квартира была отдельной, хотя ее размер составлял 11 квадратных метров (4 Х 2,8) и еще кухня 4 метра. Причем вход в квартиру был через кухню, а уж из нее – в жилую комнату. Но главной особенностью нашей квартиры была высота от пола до потолка – почти 5 метров! То есть в два раза больше ширины. И даже больше длины . В общем монашеская келья. Воспользовавшись этим обстоятельством мы сделали над кухней и частью комнаты антресоль. Площадь ее была метров 6. Высота до потолка под антресолью и на самой антресоли 2, 5 метра – почти как в любой современной квартире. Антресоль эта использовалась в качестве спальни для родителей. Для того, чтобы не нее подняться в комнате стояла самая обыкновенная лестница. В целом получилась неплохая двух комнатная и двухэтажная квартирка c удобствами – свет и холодная вода. Горячей не было, а туалет – один на весь коридор, состоявший из 14 примерно аналогичных квартирок.
В Андреевском монастыре было немало удовольствий и развлечений для молодых людей нашего возраста. Направо пойдешь – Нескучный сад, Андреевский овраг и Детский городок с автодромом и маленькими автомобилями. Налево пойдешь – Воробьевы (ленинские) горы, “воробьевка” или “ноевка” с Андреевскими прудами и многочисленными спусками для лыжников и любителей санок. В Андреевских прудах летом жили тритоны, а зимой можно было расчистить снег и играть в хоккей. Прямо пойдешь – Андреевская набережная, а за ней Москва-река, там тогда еще можно было купаться. А если перейти реку через Андреевский мост, то оттуда и до стадиона “Лужники” рукой подать. Но было даже не обязательно в поисках приключений выходить за пределы монастырских стен. Посередине двора – заколоченная колокольня Иоанна Богослова, потайной вход в которую безусловно был нам известен. Добирались по полуобвалившимся ступенькам узкой винтовой лестницы до второго, а то и третьего яруса. Теперь в этой колокольне установлены колокола и трудится один из лучших московских звонарей. Послушайте. Также много времени было уделено поискам подземного хода, который, по преданию, вел от Андреевского к женскому Новодевичьему монастырю. Две трети подземного хода (больше 2 км), все по тому же преданию, были прорыты монашками. Меня иногда спрашивают, были ли приведения в этом месте. Честно могу ответить, что никаких приведений не видел, спал крепко, и только один раз, проснувшись ночью, увидел тянущуюся ко мне из щели между кроватью и стеной волосатую руку. Но больше, к сожалению, ничего припомнить не могу. Как я уже говорил, совсем недалеко, через реку, располагался стадион Лужники. Тогда не у всех были телевизоры, да и радиоприемники тоже, и судить по ходу футбольных матчей можно было исходя из шумов, доносившихся со стадиона. Если мощный рев – Спартак забил, если рев, но послабее, то ЦСКА или Динамо, а если какой-то особенный ухающий гул разочарования – то киевское Динамо. Свистом тогда голы в наши ворота не сопровождали. Были еще шумы от проходивших по окружной железной дороге товарных поездов. Но самым неприятным был зверский гул от располагавшегося на другом берегу реки опытного завода №306, на котором испытывали моторы реактивных самолетов. И испытывали ночью! Но об этом гуле я больше слышал от родителей, ночью я как правило крепко спал.
Нынче в Андреевском монастыре находится Синодальная библиотека. На этой фотографии второе окно слева – это окно нашей двухэтажной квартиры в 60х годах прошлого века.

[flowplayer src=’images/2013/0302/10.flv’]
часть 3

В поисках таинственного зубра-быка

Передо мной старая фотография. Группа студентов Нефтяного института. Вторая слева в “модном ” клетчатом плаще – моя мама. На обороте надпись:“ЦПКиО 1952 год”. Я давно мучался вопросом – где, в каком месте был сделан снимок. Водились когда-то в парке такие звери, но сейчас и следа от них не осталось. И вот недавно благодаря сотрудничеству с сайтом www.oldmos.ru и лично с Olgara нашел ответ. Такой зубр (или бык) стоял справа от беседки, сооруженной в честь 800-летия Москвы. Люди любили там фотографироваться. Мне стало интересно, сохранились ли остатки какие нибудь на этом месте. Благодаря Olgara узнал, что точное расположение этого места в двух шагах от фонтанов, на заросшей площадке. Что особенно интересно, на этой площадке прямо на месте быка растет грецкий орех с разветвленным, как у быка стволом. Прошлым летом я поехал на это место и нашел его, нашел развалины постамента и грецкий орех. Вокруг остатков постамента валялись орешки. Я подобрал один орех и поехал домой. Как оказалось, поиски я провел весьма вовремя, так как буквально через несколько месяцев к этому месту подобралась так называемая “реконструкция” и теперь ни от постамента, ни от грецкого ореха не осталось и следов. Благодаря Olgara осталась фотография этого места с орехом, а также и еще несколько фотографий зубра.

P.S. Уже после того, как была написана эта заметка, я стал всматриваться в свою фотографию и те фотографии, что прислала Olgara. Елки-палки, а бык то вроде бы не тот! Мой помельче и рога не так торчат. И Olgara подтверждает. Что же теперь делать, отказываться от публикации? Нет, я думаю, пусть остается, но за поиски моего быка видимо придется взяться вновь.

часть 4

Андреевский мост

С одной стороны старый Андреевский мост был границей между Нескучным садом и владениями Андреевского монастыря. С другой стороны это путь на тот берег Москвы-реки, таинственное и опасное место, куда я довольно долго не ходил самостоятельно. Страшно было ходить по этому мосту, пешеходная часть которого состояла из деревянных досок с довольно большими расщелинами, через которые была видна Москва-река. К тому же при прохождении поезда по мосту он весьма существенно раскачивался. Однажды приблизительно в 1959 году (мне было 4 года) мы пошли с отцом через Андреевский мост “на ту сторону” (так на жаргоне жителей Андреевского монастыря обозначалась Фрунзенская набережная и ее окрестности). Отец зашел в магазин (скорее всего это была аптека в доме 54), а я остался гонять мячик на тротуаре с каким-то мальчишкой. Через некоторое время мне показалось, что я, заигравшись, не заметил, что отец вышел из аптеки и пошел домой, забыв про меня. Я бросился его догонять, перешел через улицу, прошел по мосту и вернулся в свою обитель. Мама и бабушка очень удивились и испугались, увидев меня одного. Минут через 15 в квартиру весь в мыле и с ужасом в глазах влетел отец, который вышел из аптеки и не обнаружил меня. Так я впервые в жизни в одиночку перешел Андреевский мост
В настоящее время Андреевский мост раздвоился. Основная его часть в изуродованном виде беспардонно перенесена к Нескучному Саду, а на его старом месте построен так называемый Новоандреевский мост, который уже не имеет никакого исторического прошлого.

[spacer size=”0″]

часть 5

Екатерининский пруд и Ванный Домик

“…Под горой граф Федор Орлов велел выкопать пруд и устроить островок с беседкой, а рядом разместить домик с портиком…”

Мимо этого места я ходил каждый день в школу в течение трех лет по этой самой дорожке мимо фонарей и не особенно задумывался о красоте этого места. Как-то поздней осенью, уже было под ноль, по дороге из школы домой я подскользнулся, упал в Екатерининский пруд и изрядно подмок. Но ничего, дошел домой и не заболел.
[spacer size=”0″] Где-то справа от Ванного домика есть источник, который подпитывает пруд чистой водой. Ванный домик стоял на этом месте до 2003 года, в котором был подожжен и сейчас на его месте уродливая развалина.

Неудивительно, что в таком месте часто снимали кино. “Трактир на Пятницкой”, “Cюжет для небольшого рассказа”, “Здравствуй, это я”, уже упоминавшийся “Опекун”, возможно что-то еще. Между прочим, на кадре из фильма вовсе не Кикабидзе, как может показаться с первого взгляда, а Николай Гринько в роли А.П. Чехова. Кстати я нигде не нашел информации, бывал ли когда-нибудь Антон Палыч в Нескучном саду (в отличие от Биаррица)

Фигура справа от А.П. бутафорская, но вокруг пруда стояло, да еще и сейчас частично стоит, довольно много разных интересных скульптур. На холме над Москва-рекой был баран, ближе к набережной Пловчиха и ниже уже на самой набережной куда-то ныне исчезнушие рыбаки
Вот, что осталось от Ванного Домика (зима 2011 года). Справа – Пловчиха.
[spacer size=”0″] Здесь Пловчиха вместе с пловцами. Когда-то около этих рыбаков сидели с удочками самые настоящие рыбаки. Одним из наших развлечений на пути в школу было постоять и понаблюдать несколько минут за процессом. Водилось тогда что-то в этой реке.
[spacer size=”0″]

часть 6

Андреевские пруды

Просто несколько фото разных лет (на сей раз – исключительно из своего архива)
[spacer size=”0″] 1959

2009




[spacer size=”0″]

часть 7

Еще одна таинственная скульптура

Однажды, лет 5-6 тому назад, недалеко от Нескучного Сада, прямо на Ленинском проспекте я обнаружил остатки скульптуры, которые показались мне символическими. Лишенные голов пионер с робко прислонившейся к нему пионеркой слушают безголового и, судя по размерам обуви, старшего товарища, который, несмотря на отсутствие головы, читает им какую- то видимо очень интересную книгу. Я успел сфотографировать вовремя, так как через несколько дней композиция исчезла. Мне довольно долго пришлось заниматься поисками того, где и с какими целями была установлена такая скульптура. В конце концов ответ я нашел – это скульпура называлась “Беседа о Перекопе”, установлена рядом с Военным Городком ЦПКиО и была создана известным в 30-е годы скульптором-самоучкой Иннокением Жуковым, эсперантистом и одним из идеологов пионерского двжения.Им было предложено само слово «пионер» для участников детского движения советского периода. Личность неординарная, результат его деятельности перед нашими глазами.
Вот как это выглядело в те годы.
Кстати книга, которую читает товарищ, называется “Штурм Перекопа. Воспоминания Участников”. М. 1937 г
Шикарно смотрелось.
[spacer size=”0″] А теперь стоят в Нескучном такие вот уродцы.
[spacer size=”0″]

часть 8

Туалет на Выставочном

Не всякий скажет, что это за место, но на самом деле оно известно всем. Здесь снимался эпизод фильма Бриллиантовая рука (“Папаша, огоньку не найдется?”). Теперь Выставочный переулок называется Академика Петровского, но помнится старое название.
[spacer size=”10″]
В этом месте как-то cлучилась весьма интересная история. Далее – запрещено цензурой

[spacer size=”0″]

часть 9

Школа c преподаванием ряда предметов

Вот и конечная точка маршрута Андреевский Монастырь – под Андреевским Мостом – Екатерининский пруд – Ванный Домик – Грот Дельсаля – Школа
О родной школе либо все, либо ничего. Я делаю паузу и очень надеюсь, что читатель (он же у нас вподавляющем большинстве и писатель) подхватит осыпающееся перо из слабеющей руки автора и внесет свою лепту в повествование. Пока не закончим и зима не кончится!


[spacer size=”0″]