Андреа Кастеллану — 64!

от

С Днем перерождения тебя, Andrea!
И еще один человек, из числа друзей и знакомых, более того – коллег и в некотором смысле соблогеров, также достигший рубежа в Sixty Four. И тоже мало напоминающий персонаж, рисовавшийся в воображении 20-летним Битлз.
“Tutt’altro che” – как сказали бы итальянцы, а наш сегодняшний юбиляр – итальянец и есть, – что в переводе означает «какое там!» «Какое там «маленькое уютное гнездышко, грядки и внуки на коленях» — маленькие старческие радости… Tutt’altro che – «нальешь ли ты мне плошку супа?» и «пустишь ли ты меня на порог?»
Человек этот, а речь, как вы уже, наверное, догадались, о моем давнишнем коллеге и друге Андреа Кастеллане, оставившем, кстати, свой след и на нашем блоге, и сегодня полон жизни и жизненных планов, но уже на несколько иной стезе, чем наш общий с ним «Каннон». На деле этих стезей даже не одна, а несколько. Они разбегаются в разные стороны, но в конечном итоге все ведут в одном направлении и не в том, что вы подумали. Все они ведут к торжеству человеческого достоинства и к победе над тем, о чем вы подумали.
На одну из этих стезей Андреа уже встал три года назад. Это не просто стезя, а самый настоящий Путь, с самой что ни на есть заглавной буквы – Путь паломника и пилигрима, человека ищущего и дерзающего. В этом весь Андреа…
Он родился в маленькой и бедной, послевоенной, деревушке в области Венето, но уже в раннем детстве вместе с родителями перебрался в Турин – бурно развивающийся в 50-е и 60-е годы центр будущей автомобильной промышленности Италии. Где в отличие от своей малой родины можно было найти работу и пропитание.
Учился, участвовал в студенческих бунтах начала 60-х, много путешествовал – по работе и так – по зову души и сердца. И страны-то все какие? – Одна экзотичнее другой… Бирма, Марокко, Йемен, Тунис… И наконец – Россия. В ту пору еще более экзотичная, далекая и загадочная для европейцев. “Pianeta Russia” – именно так называли ее тогда итальянцы – «Планета!» – и чуть ли не оплакивали детей, мужей и отцов, уезжавших туда по работе. И радовались их возращению оттуда ничуть не меньше, чем возвращению космонавтов.
Я помню Андреа статным и красивым – французской какой-то красотой, красотой героев А.Дюма – совсем молодым мужчиной, который при всех своих достоинствах никогда не выпячивал себя в отличие от своих соотечественников, в основном южан; не ходил, подобно им, гоголем или петухом по российской глубинке да и по Москве тоже, а оставался скромным, вдумчивым и внимательным наблюдателем, с уважением и симпатией относившимся к нам, русским, по всем своим внешним признакам больше походивших на них, европейцев – вчерашних, чем на европейцев того дня – успешных, преуспевающих, вышедших на совсем другой уровень технического и технологического развития… Модно и красиво одетых, при машинах и мотоциклах, путешествующих по всему миру и способных не только на Красной площади, но и у себя на Пьяцца Сан Карло в Турине или да же на Площади Виктора Эммануила в Риме хлестко раскритиковать свое правительство. И, страшно подумать даже, – своего президента.
Нет, Андреа искренне полюбил нашу страну и ее обитателей, можно сказать влюбился в нее. И вот уже 33 года кряду работает здесь, и думаю, проводит куда больше времени здесь, чем в Италии. Он чуткий и мягкий руководитель, куда более мягкий, чем, как мне кажется, следовало бы быть в такой стране, как наша. Где одна из наиболее расхожих поговорок – «Бьет, значит любит!» Сам я тоже таким руководителем не был, но не был и столь мягок и терпим, как Андреа. Но он просто не может быть другим: у него другое воспитание и опыт другой, и вопреки моим опасениям у него и здесь все получилось – наш коллектив вполне результативен и успешен.
Таким Андреа оставляет его своему преемнику. Сам же… Сам же сохраняет за собой почетное место председателя… “Io – я, — торжественно объявил он в своей декоронационной речи, что напомнило Ельцина в его знаменитом Новогоднем послании 1999 года, – слагаю с себя полномочия генерального директора…» Но в отличие от Ельцина, после многозначительной паузы: «Ma io non me ne vado», что означает: «Но я… не ухожу».
Всем нам при этом было ясно, что лицо его обращено уже и глаза его смотрят уже в другую сторону. Благо ему есть куда смотреть и что нового еще в себе обнаруживать. Или –развивать из числа того, что было, но по причине деловой занятости не могло себя раскрыть в полной мере.
Андреа, как и я, будем надеяться, вовремя понял, что в конце жизни кто-то, мы, вряд ли будем сильно переживать, что слишком мало провели времени в офисе. Мы с Андреа вместе пришли в этот бизнес, вместе его и оставляем. Хотелось бы думать – ради чего-то большего и более значимого, чем продажа пусть даже самого современного и самого лучшего в мире оборудования “Cannon”…
И наконец – песня. Из репертуара Битлз. Что так или иначе отображает и характеризует нашего сегодняшнего именинника. С самого начала у меня не было сомнения: в случае Андреа это “Magical Mistery Tour” –

Надеюсь, из сказанного выше понятно почему.
Но этого мне кажется мало, и я ставлю еще одну песню – на этот раз Джорджа Харрисона.

Во-первых, потому что, как мне кажется, Андреа всегда хотел быть на него похожим, а, во-вторых… Ну, об этом я, пожалуй, расскажу в своем будущем панегирике Андреа по случаю его очередного дня рождения или успеха на новом поприще.

Андреа Кастеллану — 64!

от | Авг 3, 2019 | Поздравления

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *