Метель

от

МЕТЕЛЬ. СТРАШНЫЙ СВЯТОЧНЫЙ РАССКАЗ

Кони мчатся по буграм
Топчут снег глубокой…
Вот в сторонке Божий храм
Виден одинокой.

В.А.Жуковский

Заканчивалась моя последняя в прошедшем году предновогодняя поездка в продутый балтийскими ветрами Санкт-Петербург.
Устало усевшись на свое место в вечернем Сапсане, который ждал меня на заснеженном Московском вокзале, я обнаружил в отделении для журналов небольшую книжку c рассказами русских писателей о зиме, которую стал пролистывать сразу после отправления в Москву.
Обратил внимание, что у двух наших главных классиков есть небольшие рассказы с одним и тем же названием «Метель».
Хотелось вздремнуть, но действие увлекло меня, прочитал сначала один рассказ, а за ним и второй. За окном поезда, как и сто с лишним лет назад, неистово мело.
Cапсан, набирая скорость, летел по рельсам, снег все усиливался и усиливался…

Колпино 19.15
…едва мы выехали за околицу, как поднялся ветер и сделалась такая метель, что я ничего не взвидел.

Чудово 19.45
…Небо слилося с землею…
Метель не утихала, небо не прояснялось. Неожиданно я понял, что еду не в ту сторону и уверился, что надо взять вправо.
Окуловка 20.40
— Далеко ли до Бологого?
Парень вышел вперед, указывая дубиною.
— Бологое, барин, должно быть недалеко.
20.50 Угловка

Ветер еще сильнее стал дуть мне в левую сторону..
— Что ямщик, доедем до станции?
— А Бог знает.
— Надеешься довезти до станции или нет?
— Анадысь то в заметь обратные с той станции поехали да в стогах-то и ночевали. Спасибо еще к стогам прибились, а то все бы чисто позамерзали.

Ямщик мой мне почему-то не нравился.
— Что, как думаешь, снова спросил я ямщика – доедем мы до станции?
— До которой? Назад приедем коли дать волю лошадям – они довезут, а на ту вряд ли – себя погубить можно. Ничего не видать, Господи-Батюшка.
21.10 Бологое
Так как я, не ночуя, ехал уже шестую сотню верст, несмотря на то, что меня интересовал исход нашего плутания, я невольно закрывал глаза и задремывал
21.30 Вышний Волочек
Иногда передовая тройка становилась мне в профиль слева, иногда справа, мне даже казалось, что мы кружимся на очень малом пространстве.
Прежде ветер во как был, а теперь мы вовсе под погодой едем и едем мы не туда, тоже плутаем.
Тверь 22.00
— Что ж делать то будем? — А что делать, поедем, куда Бог даст.
— Вернемся барин от греха. — Зачем? Куда-нибудь, да приедем.
— Куда приехать — уж будем в степи ночевать, вон как метет.
Через минуту мне стало ясно, что это тот же самый обоз, который мы уже обгоняли, некоторые из скрипучих колес не вертелись даже…
Становилось все хоолоднее, метель мела уже пятый час подряд. Внезапно чья то легкая холодная женская рука коснулась моего плеча. Откуда женщина в степи в пургу? Тут я понял, кто это, и в ужасе проснулся в холодном поту. Вставайте барин, не забывайте свои вещи, Москва!

17 комментариев

  1. avatar

    Прекрасная идея и прекрасные фотографии! Символично, что Пушкин и Толстой дали в сумме Казачкова:-))
    О том, что это как нельзя более к месту, даже и говорить нечего.
    Р.S.
    Проводница по имени Анна?

    Ответить
  2. avatar

    Прекрасный ход, Андрей. Поздравляю. Заодно и с сегодняшним Рождеством. Это, если мне не изменяет память, вторая в истории нашего блога перекличка с классиками (первая была в самом начале у Боба с тем же Пушкиным в Арзамасе) и третье «Путешествие из Петербурга в Москву». Странно, почему ни одного из Москвы в Петербург?

    Рассказ страшный, конечно, но заканчивается хорошо, а ведь у того же Толстого и про ту же метель бывает и пострашнее. Взять хотя бы его «Хозяина и работника». Пострашнее мог бы и я рассказать. Про себя. И не в «Сапсане», а на лыжах. И может быть, еще расскажу.

    Ты же дерзай дальше, проводи параллели…

    Ответить
  3. avatar

    А фотографии чьи?

    Ответить
  4. avatar

    Cпасибо за комментарии и с Рождеством!
    Фото взяты из интернета, мне бы так не снять при всем желании, к тому же я дремал весь путь и снять, то бишь сфотографировать, мог бы только проводницу в конце пути. Самое трудное было подобрать фотографии, их, таких железнодорожно-зимних, в инете очень много. Надо было сначала дать дневные, потом постепенно переходить на ночные. Фото ямщика и проводницы мне не очень нравятся, тем более, что у ямщика за окном летний пейзаж.
    Сначала хотел дать другие, как на этих снимках, но убоялся критики с разных сторон.

    Ответить
  5. avatar

    Ну вот взял все и опошлил… и ради чего? Гражданская позиция зудит? Раньше это было хотя бы локализовано как-то, а сейчас вот и метастазы повсюду. Скучно, господа…

    Ответить
    • avatar

      Не опошлил, а познакомил со своими творческими поисками.

      Ответить
    • avatar

      А вот как раз творческую кухню, может быть, и не стоит выносить на люди: таинство исчезает :-))

      Ответить
  6. avatar

    Замысел беспроигрышен.
    Текст безупречен :).
    Чужие фотографии всегда нехорошо. Уж лучше плохенькие, но свои.
    Или, хотя бы привести к общему знаменателю (ч/б, фильтр…).
    А еще лучше перевести в рисунки, к примеру:

    Что же касаемо творческой кухни — всегда интересно (мне).
    Конечный вариант, в данном случае, лучше.

    Ответить
    • avatar

      Странно, что конечный вариант понравился больше — ты ведь всегда любил… таких… работящих… Да и к кормчему нашему, нынешнему, тоже, вроде как, положительно относишься… Вот он здесь на своем рабочем месте… управляет… в ручном режиме… Все правильно. Кстати, классным бы, наверное, был машинистом…

      Ответить
    • avatar

      Я, в первую очередь, имел в виду развязную барышню с непомерным бюстом…

      Ответить
    • avatar

      Ну, слава богу, а то я уж подумал, что ты стал пуританином или, не дай бог, какую гражданскую позицию принял. Не к ночи будет сказано… Нет, в 64 года люди еще не очень меняются. Что ж, подождем when you’ll be eighty four…

      Ответить
    • avatar

      Левон, согласен по поводу фотографий. Идея с обрисуниванием хорошая, но мне в голову не пришла. И вообще идея рассказа пришла уже после поездки, так что фотографировать самому было уже поздно. А обойтись вообще без фотографий получилось бы слишком пресно, вон ведь и Пушкина и Толстого иллюстрируют, несмотря на гениальные тексты.
      Если поеду в феврале в Питер и будет метель попробую выйти на перрон где-нибудь в Окуловке и запечатлеть, но что из этого получится не знаю

      Ответить
      • avatar

        Успеешь в Окуловке обратно в вагон заскочить — хорошо, не успеешь — вот тут-то и начнется по-настоящему страшный рассказ… А то этот твой хоть и был анонсирован как «страаашный», на деле же не очень. Лишь Левона напугал непомерным бюстом… А меня — «в коммуне остановкой»…

    • avatar

      Если «обрисунивание» в предложенном виде устраивает, могу доделать все (это несложно) и заменить.
      А ты, если-если-если, тогда потом добавишь свои в виде комментария или еще как.

      Ответить
      • avatar

        Давай! Я сам попробовал, но какая-то мазня получилась

      • avatar

        Так намного лучше: и более художественно и честнее. Но даже в этом случае следует предупреждать о заимствовании. Я , например, очень живо представляла, как Андрей на каждой станции бегает делать в буран фотографии.

      • avatar

        Левон спасибо большое, хорошо получилось, рассказ приобрел законченный характер. Хорошо, что оставил цвета, иначе было бы уныло. Проводница только уж очень страшная получилась, с диким глазом, может быть и не нужно было ее обрисунивать, она же явилась мне уже в реальном мире. Нашел одну действительно свою, хоть и неказистую фотографию, сделанную зимой пару лет назад в Сапсане. Плохенькая, но своя

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *