На небосводе сердца

НА НЕБОСВОДЕ СЕРДЦА…
Японская «сакура», читай – тема, на нашем блоге не перестает цвести. В отличие от настоящей японской сакуры – без кавычек – наша не перестает и плодоносить. Очередной вечер Юли, посвященный Японии, на этот раз литературно-музыкальный, в творческом союзе с японской пианисткой Маки Секией.
Маки чем-то поразительно напоминает – или это мне показалось? а может, хотелось, чтобы показалось? – напоминает Йоко Оно в лучшие ее годы, а музыка, которую она исполняет, так же нетрадиционна, как и живопись Йоко. Это современная музыка японских и не только композиторов – минималистского и в более широком смысле авангардного направления. Но назвать ее заумной и какофонической не поворачивается язык. При всей своей необычной форме эта музыка проста и даже, я бы сказал, прозрачна по содержанию. Настроениям, эмоциям. Она вызывает вполне понятные, пусть, может быть, для каждого свои, особые и оригинальные, чувства. Простота чувств и отношений при всей необычности и изощренности форм… Не об этом ли пишет и Юля в своих рассказах, или, как она их именует, «снах» о Японии? Прочная, неразрывная, органическая связь традиции и авангарда. Авангард, не нацеленный на разрушение традиций. Искусство, меняющееся по форме, но не по содержанию. Не меняющее под влиянием времени и конъюнктуры основной своей сути – нацеленности на гуманистические идеалы.
По-своему и в более традиционной форме об этом же говорит и Юля в своей новой работе – «Эта удивительная страна». И тем более она удивительная – добавлю уже от себя, – что во многом противоположна России.
До конца 20-го века, напротив, эти две страны во многом повторяли одна другую – отсталостью общественно-политической системы и общественных отношений, консерватизмом национальной идеи, сознательной самоизоляцией… Нежеланием и неспособностью жить в ногу со временем… А вот в 20-м веке их пути решительно разошлись, и Япония сегодня в пятерке самых передовых стран мира. Мы же… При этом, думаю, и по уважению своих традиций Япония тоже все в той же пятерке. Мы же свои традиции растоптали еще в начале 20-го века и продолжаем делать это, со смаком, с наслаждением, вплоть до настоящего времени. Даже собирая камни, мы продолжаем выстраивать их на зыбкой почве, на песке, а это значит, что их вновь разметает при первой же буре.
В частности, под «камнями» можно иметь в виду архитектурное зодчество и иконопись. Вот он – восстановленный и в отсутствие снега белеющий своими свежевыбеленными стенами красавец Свято-Пантелеимонов монастырь напротив входа в музей, где пройдет литературно-музыкальный вечер Юли и Маки. Вот он и сам Музей русской иконы, где все мы собрались сегодня вечером и где нам первым делом была организована экскурсия по залам древнерусской иконописи. Мастеров Ростовской, Новгородской, Псковской, Московской и других школ. Но прибыли сюда эти иконы не оттуда, а в основном из-за границы, где были вновь выкуплены по заказу и на деньги коллекционера – современного строительного магната Михаила Абрамова. За немалые деньги, надо понимать, а до этого были проданы туда, государством или частными лицами, как ненужный хлам и, следовательно, полагаю, за куда меньшие деньги, часто – просто за гроши. Что имеем не храним… Не говоря уже о традициях, которые то и дело в нашей стране и в нашей истории прерывались и прерываются самым безобразным образом. Поэтому даже восстановление их часто кажется курьезом – странным, случайным и неопределенным во времени…
Но пока мы в центре древнерусской культуры, в окружении всех русских и нерусских христианских святых, накануне католического Рождества, о чем свидетельствует пышно украшенная елка… С бокалами шампанского в руках… Слушаем Юлины рассказы – сны о Японии, стихи японских и русских поэтов и фортепьянные произведения в исполнении Маки Секии.
Нашей маленькой и хрупкой музыкантши практически не видно за огромным фортепьяно. Звуки, извлекаемые ею, появляются и нарастают постепенно: сначала это первые робкие капли дождя, падающие на землю и на крыши традиционных японских домов, смешно именуемых «минка», и оттуда – тоже на землю. Постепенно дождь усиливается, усиливается и ветер – скрипят под его напором стволы вековых деревьев, шелестят стебли-удилища бамбука. Дети, радостные и разгоряченные от своих дневных игр, бегают по лужам. Под окрики, но не очень строгие и настойчивые, родителей и стариков. Гром и молнии напугали детей, и они, уже сами по себе, ищут спасения и защиты под крышами своих утлых хижин и из-под циновок опасливо посматривают на разбушевавшуюся природу. Молятся своим многочисленным богам. Но вот, боги уважили их и укротили свой нрав. Дождь прекратился так же неожиданно, как и начался. И снова светит солнце.
Об этом же, но в несколько ином ключе рассказывает и Юля. О перипетиях японской истории, не менее страшной и кровавой, чем наша, но которая для японцев во многом осталась в прошлом. Сила традиции и привычки, по Аристотелю, стала сутью японского общества, объединила и сплотила его перед лицом природных и глобальных политических вызовов. Дает японцам уверенность в завтрашнем дне…
На этом месте два повествования, Маки и Юли, музыкальное и литературное, авангардное и традиционное, сходятся в единой точке и в едином мнении – все будет хорошо. У японцев и у Японии. Несмотря на все их ошибки и заблуждения.
Рассеялся мрак.
На небосводе сердца
Воссияла луна.
К западным склонам гор
Она все ближе, ближе…

На небосводе сердца

| Дек 27, 2017 | Всяко-разно

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *