Философия цветка

“Философия цветка”
Символизм… Тема для меня, как вы знаете, не новая и очень мне интересная. Но до недавнего времени лишь в смысле искусствоведческом. А вот в философском – куда менее мне знакомая, но, как выяснилось, ничуть не менее интересная.
Интересной она оказалась и всем остальным членам нашей группы в рамках школы «Нового Акрополя». Казалось бы, к концу третьего года обучения все мы стали уже немного уставать от философии, тем более что, в общем и целом, все темы вертятся вокруг одного общего стержня и так или иначе перекликаются между собой. Да и форма обучения, в общем и целом, одна и та же – лекции, зачеты, экзамены… Домашние задания, которые по большей части не выполняются. Вышел из школы, из этого чудесного мира добра и мудрости, и тут же вновь оказался в обычном и сером мире с его бесконечными бытовыми заботами и делами. Повседневной суетой. Суетой сует.
Но это как посмотреть! Постепенно и подспудно даже школа дает новое видение, и на примере темы символизма это проявилось достаточно ярко. Может быть, поэтому всех эта тема как-то по-особому заинтересовала и, я бы даже сказал, зажгла. Тем более что и методика преподавания в данном случае поменялась и стала приобретать по большей части дискуссионную форму с переходом иной раз в прямую полемику. Правда, каждый раз умело и успешно гасимую усилиями наших преподавателей. Слушатели стали приходить на занятия подготовленными, и каждый раз споры разгорались с новой силой. Неужели мы уже чуточку стали философами, а наши споры хотя бы условно можно назвать «философскими»?
Зазвучали и эссе, которые до этого хоть и предполагались, но как-то не практиковались: не спрашивались, не предъявлялись и не зачитывались. Как выяснилось, кто-то их все же, пусть и не регулярно, писал, но, шли они, что называется, «в стол». На деле же стоило им зазвучать в полный голос, и оказалось, что это по-настоящему здорово.
Вот тут-то я и вспомнил ироническое замечание нашего редактора Левона по поводу того, что вот, мол, послушать, Саша, тебя, разглагольствующего о школе, все вы там такие высокодуховно, широко и глубоко мыслящие и парящие в неких эмпиреях… А где, собственно, результат? Сам-то ты, Саша, пишешь, а где остальные? Пусть, мол, и они выдадут что-нибудь на-гора, а не только в недрах своих будут накапливать и лелеять душевные и духовные богатства…
Это меня действительно заставило задуматься, а тут вскоре и случай этот с символизмом представился. Не сразу удалось мне уговорить своих «одноклассниц» предать свои мысли и чувства огласке. Тем более за пределами школы. Люди, как правило, склонны недооценивать себя, и это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что скромность украшает, плохо же потому, что то, что остается внутри, а не поверяется свету, все это зачастую быстро чахнет и умирает вместо того, чтобы развиваться и цвести. Подобно тому символическому розовому цветку, который упомянула Женя в своем эссе. В результате он, может, и не превратится в Галактику, но уж во всяком случае точно перерастет свое обычное и банальное значение и превратится во что-то большее. Как опять-таки тот символический цветок у итальянского поэта Джузеппе Унгаретти: «Едва ли уловимое нечто меж сорванным цветком и тем, что был подарен».
Подаренный миру «цветок» назавтра станет еще краше и ароматнее. А, главное, что день ото дня это «едва ли уловимое нечто» начнет становиться все более уловимым и понятным. А вместе с этим чуть более уловимым и понятным – и все остальное в этом мире.
До конца мы все равно, конечно же, всего не поймем, но тем самым хотя бы немного приспустим планку фатального непонимания… Которое многие почему-то принимают за «знание»…

Александр Бабков.

Что для меня символизм? – Предвкушение…

Я стою на пороге чего-то огромного, манящего, неизведанного. Это как в детстве. Перед тобою целый МИР. Даже немного страшно! Ты знакомишься с ним. Сначала тебе помогают в этом любимые люди, потом… А потом — НАСТУПАЕТ! Все, абсолютно ВСЁ, наполнено смыслами, метафорами, аллюзиями. Всё это я когда-то где-то слышала, видела, чувствовала, читала.
Прекрасное искусство — Живопись, Поэзия, Театр — все несет в себе тайный смысл, связывает с ВЕЧНЫМ!
Иногда это «накрывает» неожиданно. Вдруг в Лувре вижу Нику Самофракийскую, такую знакомую по Пушкинскому Музею, но другую… Вознесенная над лестницей знаменитого Музея, она «звучит» совершенно иначе, величественна и волшебна!
Или в Сикстинской Капелле в Ватикане Бог протягивает свою руку человеку. А ты идешь в толпе, тебе некогда и ты не до конца понимаешь. А надо бы остановиться и ощутить эту руку, протянутую ТЕБЕ!
Понимаешь, как мало знаешь, как много нужно узнать, понять, прожить. И вот символизм — возможно, он поможет нам в этом. Понять, что ты уже проходил этот длинный загадочный путь. Помочь, не отвлекаясь на мишуру и шелуху, увидеть связь между двумя мирами — древним и современным. Поверить, что в жизни все идет ПРАВИЛЬНО, что ты не один, что тебя видят и ЛЮБЯТ, что тебе помогают!

Галина Дмитриева

Символизм
Нисколько не претендуя на правильность раскрытия данной темы, если здесь вообще может быть какая-либо «правильность», тем не менее, позволю себе порассуждать на эту тему.
С некоторых пор я начала подозревать, что не всегда всё, что мы слышим, видим, читаем стоит воспринимать прямо «в лоб». Есть что-то, что прячется за первоначальным и очевидным первым планом. Это так называемый скрытый смысл, а часто и не один, а множество и множество смыслов.
Но как трудно зачастую уловить, что там зашифровано. И становится даже обидно, что, есть кто-то «посвящённый», кто способен сразу сорвать покров тайны и прочесть всю, всю суть, скажем, картины или произведения, которое представил нам мастер. Или представил все же не нам, а тем, кто достоин, кто понимает, кто может видеть? Видеть что? – Символы!
Так неужели эти загадочные символы могут понимать только избранные, и только им открыта вся суть бытия? Или и я, и сосед по площадке, и водитель троллейбуса и иже с нами тоже все-таки могут быть причастны к этому таинству и понимать жизнь глубже, масштабнее, значительнее, чем она нам представляется?
Или все же лучше, когда всё просто и понятно, когда не нужно ничего разгадывать? Видишь, к примеру, цветок, и это просто цветок с лепесточками, стебельком, розовенький. И всё – никакой тайны, никакого скрытого смысла, иных пластов, разрезов и граней. И для меня, и для соседа это просто розовый цветочек и всё, точка. Но ведь опять не даёт покоя мысль, что есть некий, предположим, Павел, для которого существует не просто розовый цветок, а – признание в любви, красота мира, рост и преодоление и бог его знает что еще! И некий Николай тоже видит не банальное растение, которое, повинуясь законам природы, писанным для всех растений, эволюционировало из семечки в трогательную розовость, а потом, как это ни печально, увянет и вновь канет в Лету. А видит, возможно, галактики, законы мироустройства мира плюс то, что увидел Павел. Как вам такая история? На мой взгляд, гораздо интереснее.
Говорят, что и у меня, как и у любого другого человека, тоже может быть свой символ. Правда-правда! Значит можно вздохнуть спокойно и не переживать по поводу чьей-то избранности и чьей-то посвященности? Возможно… Но что-то мне подсказывает, что не так все просто с этим символизмом. И вопросов пока гораздо больше, чем ответов, если вообще хоть какой-то ответ здесь прозвучал. Однако не судите строго, я в самом начале пути. Интересного и непростого пути к символизму.
Евгения Погодина

Что значит для меня символ?
Каждый человек, осознает он это или нет, живет в Царстве Символов. Они повсюду вокруг нас, они в нас, да и сам человек… он тоже может стать символом. Такая символическая паутина, которая окутывает нас, пронизывает нас: мы с ней – единое целое! Мы – часть общей Идеи, производные общего закона, по которому всё создается и существует в том или ином качестве, на том или ином плане. Мы – грани одного камня!
Когда я слышу, что время – понятие относительное, мне трудно это понять, если бы… не символы: человек, живший тысячу лет назад, мог видеть, слышать, ощущать то же, что и я – те же символы окружали его! Оторопь берет… Я вне времени, а символы в этом случае язык вечности, средоточие Мудрости, которая веками копилась и передавалась из поколения в поколение!
Меняется климат, язык, образ жизни, «течёт история», а символы проходят сквозь временные и географические границы! Они соединяют эпохи! И человек, живущий сейчас, как и человек, живший много веков назад, не может не быть участником этого удивительного действа. Значит, находить, видеть, понимать и разгадывать символы – потребность любого живого человека, такая же, как умение понимать саму Природу, которая общается с нами на этом вечном языке – языке символов.
«Испокон веков всякий раз, когда перед человеком вставала необходимость объять необъятное, соединить видимое и невидимое…человек прибегал к удивительному языку символов» – пишет Елена Сикирич в своей статье «Язык символов — язык вечности».
А Павел Флоренский говорит о символах, на мой взгляд, вообще потрясающие вещи: «Неведомость – жизнь мира. И потому моё желание было познать мир именно как неведомый, не нарушая его тайны, но – подглядывая за ней. Символ и был подглядыванием тайны. Ибо тайна мира символами не закрывается, а именно раскрывается в своей подлинной сущности, т.е. как тайна. Прекрасное тело одеждами не сокрывается, но раскрывается, и притом прекраснее, ибо раскрывается в своей целомудренной стыдливости. Напротив, тело бесстыдно обнаженное -–закрыто познанию, ибо потеряло игру своей стыдливости, а она-то и есть таинственная глубь жизни и свет из глубины».
Что в моём понимании символы? Лично для меня?
Наверное, это люди, события, образы, встреча с которыми рождает во мне новые стремления, начинания, понимание каких-то вещей, ранее недоступных пониманию. Они подталкивают к новым исследованиям и узнаваниям, которые, в свою очередь, открывают перед нами ТАКИЕ горизонты знаний, о которых раньше и подозревать не мог.
И вот тогда-то тайны мироздания и начинают открываться тебе! И ты понимаешь, что символы – это вся наша жизнь. Нет нас без символов, и нет символов без нас: только живой человек может оживить символ. Тогда наступает взаимное проникновение, и энергетика этого слияния творит с нами и нашей жизнью чудеса: меняются взгляды, приоритеты, мы ищем и находим новые дороги к Идеалу, к Богу, к Свету, к самим себе…
.
Елена Самодурова

Что может быть символом?
Символом в конечном итоге может быть все что угодно. При одном, вернее при двух или даже более условиях.
Во-первых, будущий символ должен стать выражением некоего серьезного и значимого явления или совокупности значимых явлений. А еще лучше – различных сторон и смыслов отображаемого явления или явлений. Ясно, что у любого явления множество сторон и смыслов, а еще больше интерпретаций. Подобно, скажем, зрачку, «черному квадрату» или черной дыре, которые заключают в себе одновременно все и ничто… Но все они есть конечный символ, символ конца – а, может быть, и начала? – то есть чего-то неведомого нам, в то время как обычный символ должен все же раскрывать перед нами некую суть явлений. Читаться – раскрываться перед «считывающим» его. Для кого-то в большей, для кого-то в меньшей степени: в зависимости от степени посвящения и эрудиции читающего.
Во-вторых, символ это все же явление не совсем нашего, видимого и материального, мира. Но это и не вполне явление мира потустороннего – идеального и невидимого. Он как бы между этими двумя мирами и осуществляет, подобно своеобразному мостику, связь между ними.
Явление и событие этого мира символ поднимает до уровня божественного и идеального, а явление и событие мира идеального доводит до нас, живущих в мире материальном. В известном смысле и до известной степени он поясняет т раскрывает нам смысл и значение того или иного события или явления.
Эти два мира, видимый и невидимый, мир физический и метафизический настолько различны, что в отсутствие языка символов они просто не могли бы сообщаться и общаться между собой. Они и с языком символов-то остаются не до конца понятными друг другу. Но все же какое никакое понимание между тем и другими миром появляется, какое-то представление у одного по отношению к другому все же складывается.
Примером символа может служить … да вот, хотя бы то же, о чем здесь выше – черная дыра, черный квадрат… нечто, что являет собой переход, если хотите, своего рода дверь в другое пространство и одновременно – само это незнакомое и неведомое нам пространство. Нечто, что не является тем, что мы знаем и в состоянии познать – это тоже символ и знак того, во что со временем превратится тот видимый и привычный нам мир. Интересно, что, будучи символом конца, это, судя по всему, является и символом начала, поскольку мы знаем, что ничто не может исчезнуть бесследно… А может, все-таки может?..
Александр Бабков

4 комментария

  1. avatar

    Обещанного три года ждут.
    Все символично.
    Спасибо, Саше и решившимся на публичность ново-акрополянкам.
    Почитаю непременно.

    Ответить
  2. avatar

    Сначала по языку.
    Мне казалось, что в философской (или около философской) школе язык должен от поэтического смещаться, в большей степени, к научно-философскому со своей четко выстроенной системой понятий, обозначений и символов, если хотите.
    Рассуждать об истории искусства или художественных понятиях художественным же языком это, как намазывать масло на масло. Хотя, примеров предостаточно.

    По теме.
    Не сразу разобрался, а может и совсем не разобрался, в теме. Смешение таких понятий, как символ и символизм, меня во время чтения несколько сбивало с толку. Но прочитав все дважды, я все-таки склонился, что речь шла о символах, а не о конкретном художественном известном течении.

    Цитаты символистов.
    Но раз понятия несколько смешались, тоже прибегну к помощи некоторых непосредственных фигурантов-символистов.
    К примеру Белый считал символ -- “абсолютным пределом для всяческого построения понятий” или “пределом пределов”.
    Символизм же определялся им, как “многомерный мир духовно-материального бытия человека между сущностью и явлениями; жизнью и смертью; будущим и прошлым”
    Ну, и конечно, как и у нас на блоге все вертится между материальным и идеалистическим? так и в символизме есть: реалистический и идеалистический. Про идеалистический упоминать не буду, а вот с Ивановым который считал, что главной задачей реалистического символизма является -- “непосредственное постижение сокровенной жизни сущего снимающим все пелены изображением явного таинства этой жизни” согласен полностью.
    Ну, и картина бы выглядела не полной без “Соответствий” Бодлера, которое символисты считали чуть не программным для себя.
    Природа — строгий храм, где строй живых колонн
    Порой чуть внятный звук украдкою уронит;
    Лесами символов бредет, в их чащах тонет
    Смущенный человек, их взглядом умилен.

    По цитатам слушательниц Акрополя.
    Что для меня символизм? – Предвкушение…
    Галя. Д.
    Неплохо, но такое обобщение можно отнести ко всему искусству: ко всем жанрам и направлениям. Да, и не только к искусству. Бесконечный процесс познания -- моторика бытия, как фактор и движущая сила нашего осмысленного существования.
    Поверить, что в жизни все идет ПРАВИЛЬНО, что ты не один, что тебя видят и ЛЮБЯТ, что тебе помогают!
    Галя. Д.
    В жизни все идет правильно.
    Ты один, а видят, любят и помогают тебе ровно настолько (скорее даже много меньше), насколько видишь, любишь и помогаешь ты.

    И становится даже обидно, что, есть кто-то «посвящённый», кто способен сразу сорвать покров тайны и прочесть всю, всю суть, скажем, картины или произведения, которое представил нам мастер.
    Евгения П.
    Таких профессиональных посвященных не столь и много. Они, потратили большую часть своей жизни на изучение взаимосвязей в истории искусства. С помощью шифров и кодов могут объяснить логику совпадающих субъективных ощущений. Но это все относится к области истории искусств, истории вообще, философии, библиографии и пр. Тем, кто получает эстетическое удовольствие на высшем уровне без этого не обойтись. А нам -- простым смертным разве не в радость каждый раз пытаться “срывать покров”?..
    Тем более, что за обиды и самоуничижение? Кто мешает в наш век открытой и доступной информации стремиться стать членом клуба “посвященных”?

    Меняется климат, язык, образ жизни, «течёт история», а символы проходят сквозь временные и географические границы!
    Елена С.
    Значит, находить, видеть, понимать и разгадывать символы – потребность любого живого человека, такая же, как умение понимать саму Природу, которая общается с нами на этом вечном языке – языке символов.
    Елена С.
    Я бы не предавал символам, столь связующего значения между поколениями в области определенных понятий, иначе сама симбология -- наука занимающаяся изучением и толкованием символов была бы не нужна. Каждое поколение вырабатывает и использует свой язык символов, отталкиваясь безусловно от базового “cловаря”.

    В заключение.
    Любое творческое движение, осмысление -- это жизнетворящий путь, а куда он приведет, не столь важно.
    Еще раз приветствую отважных слушательниц Акрополя на нашем блоге. Если их отвага распространиться и на возможность дальнейшего участия в наших “эмпиреях”, буду только рад. По-крайней мере, считайте это приглашением.

    Ответить
  3. avatar

    ВОТ ТАКАЯ ФИЛОСОФИЯ
    В представлении многих – и Левон тому пример – философия это ужасная нудятина, непонимайщина и скука беспросветная, от которой мрут мухи и гибнут тараканы.
    Такой философию сделали наши классики марксизма-ленинизма, а еще до них ученые богословы – схоласты. В нашем же, ХХ веке, «славное» это дело продолжили современные философы аналитического и лингвистического направления. Под предводительством Людвига Витгенштейна – редкостного зануды, даже фильм, художественный фильм про которого я дважды не смог досмотреть до конца – засыпал.
    Чуть «веселее» экзистенциалисты, но это их «веселье» не спасает, более того, от их пессимизма хочется повеситься. Или застрелиться. Собственно, в этом и заключается различие между различными течениями и направлениями экзистенциализма.
    С нашими богоискателями тоже не особо весело, и тоже далеко не все понятно. В учении их предтечи и учителя Вл.Соловьева я с нескольких заходов так и не смог до конца разобраться. Кроме основных постулатов, которые тоже, в отсутствие доказательной и фактологической базы, беспомощно повисали и уныло висели в сознании, подобно ветхой «одёже» на огородном пугале. В его стихах больше почерпнешь, чем в его писаниях. Поэты редко бывают хорошими философами. Хотя все они на редкость философичны.
    Светлым лучом для меня среди всех христианских философов был и остается лишь Н.Бердяев. Ну и, может быть, еще Лев Шестов, но уж больно многое с методологической точки зрения он взял у Ницше. Ильин… ладно не будем здесь про Ильина… Хотя… Ильин – это просто дух!..
    Гегель и Кант тоже были для меня абсолютно неподъемны. В оригинале. Слава богу, что штатные преподаватели и критики от философии пролили хоть немного света на их учение. Интересная вещь получается: написаны ими тома и тома, а всё их учение, оказывается, можно изложить двумя словами. Но только всё ли? Начнешь объяснять, и самому неудобно становится: неужели всё так просто? Нет, этого просто не может быть! Вернешься к истокам, углубишься, и считай пропало: больше уж из этих дебрей на свет божий не выбраться. Вновь погрязнешь в полном непонимании…
    Про средневековых схоластов я уже сказал. А тут еще Левон с его казуистическими выкладками. Вот в ком действительно умер… или не родился «настоящий философ»…
    Нет, мы не за такую философию! Мы – за философию жизни, а также за ту, что делает нашу жизнь ярче, полнее и насыщеннее. За ту, что объединяет в себе чистый и незамутненный идеализм античности, мифологию и поэтику всех времен и этику христианского учения, проповедующего любовь.
    Вот три источника и три составные части новоакропольского учения. Плюс практика, где все воспринятое тобою ты должен проявить на деле: просвещаться, благоговеть, творить добро… Нет, мы еще не на этом этапе. Пока что мы учимся, по крайней мере, не творить зла…
    Философия Нового Акрополя проста: расти, развивайся, эволюционируй. Расти над собой. Набирайся света и начни отдавать его, этот свет, другим. Освещай собою тьму, ведь тьма это не столько зло, сколько отсутствие света… Вот и освещай, неси туда свет. Форм же проявления этого света – бесконечное множество.
    Я знаю философию Левона. Она заключается в том, что миром движут инстинкты. Ну, во-первых, не всем миром, а во-вторых, это не философия, На худой конец – философия вульгарного материализма, да и то в натурфилософском каком-то преломлении. Философия же в моем понимании, понимании идеалиста, это не то, что констатирует что-то -- некое положение вещей, а то, что призывает тебя к тому, что лучше и выше тебя и окружающей тебя действительности.
    Мы все знаем, что и как надо, но только и делаем, что ищем повода этого не делать, а затем – объяснения, почему мы этого не сделали. А сделали совсем другое и не то, что нужно.
    Философ, в моем понимании, это тот, кто не ищет ни поводов, ни оправданий такого рода. Пусть небольшими шажками, он торит себе путь к источнику света и постепенно напитывается им; и к нему уже не липнет грязь этого мира, да и та, что налипла ранее, постепенно отшелушивается и отпадает. В дом Отца своего он стремится вернуться предельно чистым.
    При этом, по чисто земным меркам и с точки зрения окружающих его «нормальных» людей, он утрачивает свои позиции и сходит на нет. У мира другие принципы и другие каноны. Другие критерии истинности и оценки. Наш герой отряхивает их со своих ног…
    Говоря земным языком, человек в своей земной жизни из ничего должен стать… нет, не всем, как нас учили, а, по крайней мере, чем-то по мере своих сил и возможностей, а затем, в силу сознательного уже выбора, стать вновь «ничем». Раствориться в этой жизни и тем в большем воплотиться в жизни «той»…
    Это уже не философия Нового Акрополя, это уже моя собственная философия…

    Ответить
    • avatar

      Во-первых, мне казалось, что с Новым Акрополем мы уже подробно разобрались и поставили все точки в Трех слонах.
      Во-вторых, менее всего ожидал ответа от Саши. Не принижая его ценности, все же было бы много интересней ознакомиться со свежими мнениями представленных в “Философии цветка” ново-акропольских слушательниц.
      В-третьих, порекомендовал бы руководству школы первое занятие посвящать искусству ведения дискуссии. Без этого никакие знания не помогут в реализации последующих задач.
      А-то, я про “язык”, “тему” и “цитаты”, а мне про “источники” и “составные части’…

      Вынужден, по обыкновению, тогда по тексту.

      В представлении многих – и Левон тому пример – философия это ужасная нудятина, непонимайщина и скука беспросветная, от которой мрут мухи и гибнут тараканы.
      Не могу считать себя примером этого, поскольку никогда так не считал. А считал во все времена ровным счетом наоборот: философия, как наука, имеет основополагающее значение для развития общественного и индивидуального сознания Но при одном важном условии -- освоении философского языка и диалектов разных школ и направлений. Освоении и употреблении в философских дискусах, без которых сама философия стала бы бессмысленным занятием узкого круга высоколобых.

      Такой философию сделали наши классики марксизма-ленинизма, а еще до них ученые богословы – схоласты. В нашем же, ХХ веке, «славное»…
      Не согласен, впрочем, как и с прочими любыми категорическими оценками исторических (философских, искусствоведческих, политических…) процессов, которые развивались и развиваются диалектично независимо от воли и желания субъективных интерпретаций.

      А тут еще Левон с его казуистическими выкладками. Вот в ком действительно умер… или не родился «настоящий философ»…
      Не понял почему “казуистическими”, почему умер и почему “настоящий философ” в кавычках?

      Мы – за философию жизни…
      Кто мы? Пока мы видим только одного борца, да и то, по-большей части самого с собой (или со мной).
      Поэтому рады были приветствовать и ожидали участия и поддержки от авторов “Философии цветка” из числа слушательниц Нового Акрополя.

      За ту, что объединяет в себе чистый и незамутненный идеализм античности, мифологию и поэтику всех времен и этику христианского учения, проповедующего любовь.
      Предпочитаю чистую водочку закусить огурчиком, с последующим незамутненным сексом на пляже -- одноименному намешанному коктейлю без осязаемых перспектив…
      Зачем какую-либо мифологию соединять с христианским учением?
      Коктейль “Секс на пляже” -- без секса и пляжа…

      Плюс практика, где все воспринятое тобою ты должен проявить на деле: просвещаться, благоговеть, творить добро…
      Не уверен, что просвещаться и тем более благоговеть -- это дело.
      Насчет же добра, ну, наверно это можно делать и без углубленного знания стоиков, деяний Геракла и почему Петр трижды отрекся, пока петух не пропел.
      Только не поймите меня превратно, что я против знаний или саморазвития, ровным счетом, наоборот. Я лишь подвергаю сомнению превосходство одной школы знаний перед другими, тем более знаний, поданных в виде, именно, замутненного коктейля из вполне еще себе дееспособных отдельных натуральных ингредиентов.
      Ну, и уж совсем сомнительно называть это философией.

      Философия Нового Акрополя проста…
      Вокруг тьма.
      Боюсь это главное заблуждение слушателей, внушаемое им адептами школы, на мой взгляд, исключительно в маркетинговых целях. Собственно, ничего нового, так делали и делают все продавцы чего-либо.
      Мир светел и темен в своем равноденствии сам по себе. Полагать, что кому-то станет лучше, если подсветить его темную сторону, сколь наивно, столь и романтично.
      Вариант самообмана. Используется в психиатрии. К философии не имеет никакого отношения.

      Я знаю философию Левона. Она заключается в том, что миром движут инстинкты. Ну, во-первых, не всем миром, а во-вторых, это не философия.
      Во-первых, не только инстинкты, во-вторых, никогда и не определял это понимание, как философию, в-третьих, никто и не предложил взамен других объяснений хода исторических процессов.

      В дом Отца своего он стремится вернуться предельно чистым.
      Здесь я пас.

      При этом, по чисто земным меркам и с точки зрения окружающих его «нормальных» людей, он утрачивает свои позиции и сходит на нет. У мира другие принципы и другие каноны. Другие критерии истинности и оценки.
      Ну, как я и предполагал.
      Учение Нового Акрополя истинно, потому что оно верно.
      А весь мир живет по неправильным канонам.
      Если бы я придумал Новый Акрополь, я бы делал тоже самое.

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *