El Camino (Путь)

Дорогу осилит идущий…
Предисловие А.Бабкова

Путевые заметки эти моего давнишнего приятеля и коллеги – итальянца Андреа Кастеллана, публикацию которых мы начинаем сегодня, требуют некоторых пояснений.
Лет десять назад в ходе одной из наших командировок, в поезде, за чаем, рассказал мне Андреа о некоем «Пути Сантьяго» и о своем желании им пройти.
Звучало это как сказка, которая в некотором смысле заворожила и меня. С этого момента начался и мой путь, путь – извиняюсь за тавтологию – к Пути Сантьяго.
Путь этот длится вот уже долгих десять лет. Прошлой осенью я почти было встал на него, но вовремя спохватился. Две паховые и одна пупочная грыжи не лучшее подспорье в столь долгом пути, а ведь надо еще и рюкзак, эту omnia mea свою, за спиной нести! Нет, все же моя цель – Сантьяго, а не ближайшая больница, пусть даже и европейского уровня…
Месяц назад я оперировался и вновь мысли мои закрутились вокруг Пути.
И тут вдруг на майские каникулы получаю по электронной почте фотографию от Андреа, на которой он с посохом и сертификатом паломника на фоне Собора Сантьяго!
Первая моя эмоция – это удивление. Я полагал, он и думать давно забыл о нашем разговоре в поезде, тем более что были и у него определенные проблемы со здоровьем. Второе – это чувство некоторого огорчения. «Эх, мол, опередил»! Третье – чувство зависти. «Надо же, сподобился, а я – что?» И, наконец, четвертое – азарта. «Ну, теперь-то уж точно пойду. И не на сто двадцать, как Андреа, а на сто пятьдесят, как минимум. А то и на все двести!»
Чувство радости за друга, признаюсь, пришло позже всех остальных. Зато все остальные прошли, развеялись, а это осталось. Я рад и горд за товарища и теперь чувствую себя перед ним в долгу. Радостью же мне захотелось поделиться со всеми, и я предложил Андреа написать эти заметки. А я, мол, переведу их на русский и выложу на сайт.
После проделанного пути это для Андреа были уже «семечки». Потратив на это одни выходные, он в понедельник прислал мне эти заметки со словами: «Ну, я свою часть работы выполнил, теперь очередь за тобой».
Вдвоем с сыном Митей мы корпим над переводом уже неделю, и верю, днями закончим. Тем временем, не дожидаясь, начинаем публикацию «Записок». У итальянцев есть вопрос-загадка: можно ли и как съесть целого слона? Правильный ответ – Да, можно, но по отдельным кусочкам. Путь, а тем более такой, как Сантьяго, неблизкий, он ведь тоже такой. Его не преодолеешь сразу и с наскока. Но отдельными этапами – можно. Сегодня наш первый этап!

САНТЬЯГО ДЕ КОМПОСТЕЛА
03-10 мая 2017 года

На протяжении многих лет в моей голове все вертелась и вертелась эта мысль: совершить пешее путешествие по так называемому «Пути Сантьяго» – “Camino de Santiago”, что ведет из Франции в Испанию. С конечным пунктом в Сантьяго-де-Компостела, где хранятся мощи ученика Иисуса Христа – Святого Якова. Пока одним холодным воскресным днем в феврале этого года я не принял окончательное решение – «Все, решено, иду…» Остальное было уже делом техники: проработка маршрута, авиабилеты, бронирование гостиниц по пути следования…
Я был по-настоящему горд наконец-то принятым решением, но теперь-то уж дело предстояло довести до самого конца, а для этого нужно было как следует подготовиться к этому путешествию.
Первым делом я приобрел дорожные ботинки и все прочее, что было необходимо, следуя указаниям и рекомендациям многочисленных сайтов, посвященных этой проблематике, и в качестве тренировки начал ходить по 5-7 километров в день вне зависимости от того, где бы я ни находился: в России или в Италии.
Следовало добиться того, чтобы ботинки слились воедино с ногами – тем единственным и незаменимым ресурсом во всем этом многострадальном деле, что может привести тебя к успеху.
Затем незаметно подступил тот день, когда следовало уже непосредственно приступить к подготовке и организации путешествия. С чердака достал я свой видавший виды рюкзак – старый и надежный спутник мой во всех путешествиях по европейским Альпам и непальским Гималаям. Сравнил его с последними высокотехнологичными достижениями в области туризма и… отставил в сторону, решив заменить на что-то более прогрессивное и хайтековское. Но тут же вспомнил обо всех наших с ним совместных путешествиях, о том, что в Гималаях он часто оказывался мне единственным приютом, о том, что сделан он – Мэйд ин Итали, а не в Китае: там-то они стоят копейки и при этом не ахти какого качества, а нам уже здесь, в Европе, их продают втридорога – Да здравствует глобализация! Прибавил к этому и то, что он той же марки – «Инвикта» – что тот, которым пользовался величайший в мире альпинист Рейнхольд Месснер – тот самый, который «брал» вот с этим самым, «моим», рюкзаком Эверест и все остальные 8-митысячники Гималаев без кислородной маски и всех этих прочих современных «примочек» и приспособлений… И все же сделал свой выбор в пользу этого своего «старичка». Да ему уже немало лет, как, собственно говоря, и мне тоже, так что нам вдвоем с ним будет неплохо…
И перешел к наполнению рюкзака необходимыми вещами, то и дело натыкаясь на новые и новые сомнения: с одной стороны, не перебрать лишнего, а с другой, не забыть положить что-то по-настоящему нужное…
Во вторник 3 мая на своей тоже видавшей виды «Альфа Ромео» я отправился в аэропорт города Бергамо, чтобы оттуда прямым рейсом авиакомпании «Райянэйр» вылететь в Сантьяго-де-Компостела. На протяжении всего этого пути: сначала в аэропорт Бергамо, затем в ожидании рейса и в ходе полета – меня не оставляла одна и та же навязчивая мысль: « И какой это черт меня за ногу дернул? И почему именно меня? И зачем мне все это надо?»
Надо сказать, я не отношу себя к числу людей спортивных; на протяжении всей своей жизни я был слишком ленив, чтобы регулярно заниматься спортом, но с другой стороны идея подобного путешествия завораживала меня, равно как и идея хотя бы на несколько дней оказаться наедине с самими собой и наедине со своими мыслями и чувствами. Шаг за шагом, и все один, один, один…
В Сантьяго я прибыл в 21:30 и чтобы добраться до гостиницы, взял такси. Уже первая встреча, встреча с таксистом, не разочаровала меня. На вопрос, сколько будет стоить дорога до моей гостиницы, он, не задумываясь, выпалил: «21 евро. 21 евро вне зависимости от того, в какое место в Сантьяго ехать!» – «Ну и молодцы же эти галисийцы – какие честные, открытые и прямые ребята!» Надо сказать, что впоследствии я практически не изменил этого своего первого мнения и впечатления. «Не то что таксисты в Италии или России: то и дело накручивают лишние километры и километры пути с целью выбить из несчастного туриста побольше денег!»
По прибытию в город такси останавливается у начала небольшой улочки в старой части Сантьяго, а таксист говорит мне, что дальше проезда, к сожалению, нет, но что гостиница здесь не далеко – всего в каких-нибудь ста метрах… Расплачиваюсь, подхватываю свой рюкзак и выхожу из машины. В ста метрах действительно стоит гостиница, но вот что удивительно… Мне казалось, что я бронировал какой-то небольшой пансиончик – постоялый двор, приют паломника… а здесь – приют да, но чей? Casa della Troya… Понятие “troya” имеет в итальянском языке вполне определенное значение – «женщина легкого поведения», что уж точно никак не ассоциируется ни с паломничеством, ни с одиночеством, ни с медитативными настроениями.
Нет, все же мое пристанище чуть дальше. Оформляюсь, забрасываю свой рюкзак в номер, а сам отправляюсь посмотреть, что представляет собой вечерний Сантьяго.
На деле это прелестный средневековый город с узкими улочками и огромным кафедральным собором, стоящим на такой же огромной, в смысле обширной и красивейшей площади. А какое удовольствие наблюдать все это роскошество ночью, когда вокруг уже практически никого нет!
На следующий день, в 6:30 утра, еще затемно, я вышел из гостиницы и направился в сторону остановки автобуса. Сажусь в тот, что доставит меня в местечко Луго, чтобы оттуда на такси добраться до самого Пути и уже пешком направиться по нему в сторону Сантьяго.
Вместе со мной в автобусе семейная пара, муж и жена, и тоже из Турина, но я не заговариваю с ними и особо не прислушиваюсь к тому, о чем они говорят. Стараюсь получше прислушаться к самому себе.
Прибыв на место, я все же подхожу к ним, чтобы узнать, не собираются ли они, как и я, отправиться в путь из Саррии, и они отвечают мне утвердительно.
Тогда я предлагаю им воспользоваться одним такси и тем самым немного сэкономить. У мужчины несколько удивленный и настороженный вид, в то время как его спутница более расположена к тому, чтобы принять мое предложение. Надо сказать, что женщины всегда решительнее мужчин и более открыты ко всему новому. Но нет так нет… Я делаю жест, что, мол, ничего страшного и продолжаю путь уже один.
В конце концов, я ведь сам, один, задумал это путешествие, значит в одиночку и должен его совершить. Покидаю автобусную станцию и беру такси до Саррии.
По прибытии туда я дождался открытия монастыря, чтобы зарегистрироваться и получить «дорожную карту паломника», т.н. «Сredensial del peregrino», по которой уже в Сантьяго должен буду получить т.н. «сертификат паломника» – вожделенную “Соmpostela”. «Дорожная карта» эта представляет собой небольшую книжечку, в которой каждый день необходимо будет проставлять по меньшей мере две печати «Убыл» и «Прибыл» в доказательство того, что маршрут был действительно проделан в пешем порядке.
Гордый приобретением «дорожной карты», я набрасываю рюкзак на плечо и отправляюсь в путь. Рюкзак представляется мне пушинкой, но… скоро мне придется изменить свое мнение…
Вижу первый дорожный камень в форме звездочки, на котором указано, что до Сантьяго остается 115 километров. Господи! А нельзя ли было ограничиться 100 километрами, чтобы получить сертификат паломника? И надо мне было на 15 километров дольше путь выбирать? Эта мысль как лезвие по сердцу, но я гоню ее прочь: делать нечего, Рубикон перейден и теперь надо терпеть.
Первый этап от Саррии до Портомарин составляет 23-24 километра.
Водружаю на плечи своего старого и доброго товарища – рюкзак и пускаюсь в путь. Начинается он… под горку. Ноги сами бегут. Прекрасное начало…
Затем тропинка уходит в лес, и там уже начинается небольшой подъем. Тут-то я и начинаю чувствовать, что рюкзак далеко не пушинка, а вместе с этим в голову начинают лезть всякие «ревизионистские» мысли: «И какого черта тебя сюда потащило? И за какие такие грехи, Андреа, тебе все это выпало?» Я несколько умеряю свой пыл и перехожу на шаг пусть покороче и помедленнее, но и поразмереннее.
По пути встречается множество других паломников. Ты практически никогда не идешь один. Но достаточно укоротить или ускорить шаг и очень скоро ты перестаешь слышать голоса тех, кто путешествует не в одиночку.
В какой-то момент в моем воображении возникает образ Сантьяго – того самого Святого Якова, которому я «приношу жертву». В руке у него посох. Я оглядываюсь по сторонам и очень скоро нахожу удобную палку, которая поможет мне продолжить путь. Поднял, подержал в руке, повернул так и эдак, немного зачистил и пробормотал: «Ну, спасибо тебе, дорогая, что встретилась мне на пути, что нашла меня. Отныне будем добрыми друзьями и проделаем весь этот путь вместе».
С этими словами я вновь пускаюсь в путь, который теперь уже идет все круче вверх. При этом мой любимый рюкзак начинает все больше напоминать о себе и давить мне на плечи, но ничего не поделаешь: надо терпеть, я должен, должен сделать это…
Еще через пару часов останавливаюсь в баре какого-то местечка под названием Барбадело. Здесь я заказываю себе пиво с бутербродом, немного перевожу дух и оглядываюсь вокруг, чтобы лучше познакомиться с этим паломническим миром. А паломников здесь, наряду со мной, действительно предостаточно.
В основном это европейцы, но довольно много также американцев, латиноамериканцев и канадцев, а иногда попадаются даже австралийцы и новозеландцы. Временами возникает ощущение, будто весь мир вышел здесь на одну тропу с тобою, и это ощущение по-настоящему прекрасно. Тебе кажется, что лучшие представители всех стран и народов уговорились встретиться здесь, на этом Пути… И я задаюсь вопросом, а сможет ли эта лучшая часть человечества когда-нибудь прийти к власти, с тем чтобы попробовать изменить мир к действительно лучшему…
Обмениваюсь двумя словами и впечатлениями с теми, кто оказался рядом со мной, в то время как чуть впереди видны те, кто уже начинает уделять повышенное внимание своим ногам – обрабатывает первые заработанные мозоли.
Эх, эти ноги-ноженьки… истинные герои и мученики Пути! Вот кого бы в первую очередь следовало благословить и кому бы в первую очередь следовало бы поставить памятник…Заодно проверил и свои ноги: нет, пока с ними все вроде бы в порядке . Водружаю вновь рюкзак на свои плечи и вновь отправляюсь в путь.
Примерно через час–полтора добираюсь до еще одного небольшого местечка под названием Вильяха, где выпиваю чашечку кофе и получаю первую печать в своей «дорожной карте», затем вновь пускаюсь в путь, приговаривая: «Давай, давай, Андреа, вперед и не робей, до Портамарин осталось каких-то… 9 километров!» И действительно через пару часов оказываюсь на небольшом мостике, перекинутом через речушку, а на той стороне – уже и Портомарин. Первый день путешествия позади. Слава богу, не сдрейфил!

К сожалению, все не так просто… На входе в деревушку поджидает довольно длинная и крутая лестница, да и там за нею – все вверх, а гостиница моя так и вовсе в самом конце деревни. Черт, надо было внимательнее отнестись к выбору гостиницы! Ну да ладно, преодолеем и этот последний рубеж! И вскоре, как по мановению волшебной палочки, появляется здание гостиницы.
Гостиница – громко сказано. Она достаточно скромна… Скромненько, но чистенько, как говорится. Персонал приветлив и гостеприимен.
Поднимаюсь к себе в номер, стягиваю с чувством глубокого удовлетворения свои ботинки, принимаю душ и даю отдых своим несчастным чреслам. С наслаждением растягиваюсь на кушетке. С мыслями о сегодняшнем, первом дне своего путешествия и чувством гордости за себя. Все же я сделал это, и пусть это лишь первый день, но все же я сделал это! Как говорится у нас в Италии: «Как утро задастся, так и день пройдет!» Так что «Доброго тебе дня, Андреа»!
Через какое-то время выхожу из гостиницы, чтобы осмотреться: деревенька действительно хороша, хоть и подбелена-подкрашена, похоже, совсем недавно. В центре – небольшая площадь и старая церковь, похоже, в романском стиле.
По дороге немало небольших тратторий и остерий; присматриваюсь к ним и, наконец, останавливаю свой выбор на одной из них с выходом на площадь. Усаживаюсь на небольшой террасе, откуда могу любоваться видом панорамой площади и церкви.
За соседним столиком две итальянки и, судя по всему, тоже паломницы, но мне не хочется ни с кем знакомиться, а хочется побыть немного в тишине. Поэтому я прошу официанта пересадить меня самый дальний угол террасы, откуда не слышны ничьи голоса. Не из соображений снобизма, но просто чтобы побыть наедине с собой и своими мыслями.
Заказываю себе овощной суп, большую тарелку салата и кружку пива. И неспешно начинаю наслаждаться своим скромным ужином. Кухня в Галисии на славу. Здесь процветает сельское хозяйство, животноводство и рыболовство. Все блюда хороши. Пища проста, натуральна и питательна. Определенно мне все больше и больше начинает нравиться этот Богом благословенный край – Галисия…

На следующее утро я встаю рано, поскольку все придорожные гостиницы и хостелы здесь закрываются уже в 8 часов утра, в крайнем случае – в 9.
Утро начинается с привычного ритуала – обработки ног. Тщательно намазываю вазелином ступни ног и спускаюсь вниз по лестнице. Рядом со стойкой администратора вижу целую гору из рюкзаков и сумок. Хозяин гостиницы спрашивает меня, а не хочу ли и я, чтобы мой рюкзак доставили по месту назначения – до следующей гостиницы. Услуга эта стоит… всего 3 евро.
На секунду задумываюсь над тем, принять или нет столь лестное предложение, но у плеч моих нет двух мнений, и своими болезненными ощущениями они однозначно голосуют «за». Тут и я вспоминаю, что еще накануне днем с радостью бы выложил и все 300 евро, предложи мне кто снять с меня эту ношу. И, конечно же, соглашаюсь.

Беру кое-что из самых необходимых мне вещей и вместе с паспортом перекладываю их в совсем небольшой рюкзачок, а этот свой большой и любимый расцеловываю в сердцах и оставляю там же, у стойки. Теперь налегке в дальнейший путь.
Погода тем временем не радует: небо всех оттенков серого, и к тому же начинает накрапывать мелкий противный дождичек. Так, так, не падать духом! Рюкзачок на плечо и для начала – в ближайший бар: позавтракать. После легкого завтрака натягиваю поверх одежды дождевик, и в путь.
На выходе из деревушки дождь припускает уже сильнее. Тропинка резко уходит вниз, Скользко. Идти приходится медленно, но худо-бедно дело подвигается.
Следующий пункт назначения, Пале де Рей, в 26 километрах отсюда. Уговариваю своего спутника – посох – бодриться, и мы прибавляем шаг.
Через пару часов оказываюсь в местечке Кастомайор, где останавливаюсь на небольшой ланч – привычное пиво и бутерброд. Отличное это пиво здесь – «Эстрелла Галиция» называется. Тебе его предлагают здесь повсюду, в отсутствие, собственно говоря, какого-то другого. Производится и продается практически только в Галиции. Прекрасный пример того, как можно обойтись без всех этих современных международных перевозок и логистических заворотов. Определенно эти галисийцы (или галичане?) мне все больше и больше нравятся!
Хлеб вкуснее не придумаешь. Равно как и сыр. Но каков сам бутербродище! Я и трети не осилил, остальное – в котомку!
В ходе этого небольшого отдыха снимаю ботинки и носки, чтобы немного подышали, а заодно проверить, все ли в порядке. Пока что, похоже, что да… Ну и отлично!

Тем временем небо наконец-то смилостивилось над паломниками: дождь прекратился. И я снова отправляюсь в путь. Дорога идет через равнины и дубовые и эвкалиптовые леса.
Окружающая местность прекрасна, все земли самым тщательным образом обработаны. Хозяйства в основном мелкие и средние, а не крупные. Мне приходит мысль, что, к счастью, в Галисию крупные сельскохозяйственные и торговые корпорации еще не проторили дорожку. Что ж, сделаем все от нас зависящее, чтобы этого как можно дольше не произошло: укроем, спасем и защитим эту землю.
По дороге встречаю канадца. Он профессиональный оперный певец, бас, из Торонто. Какой же он счастливчик, думаю про себя, с известной долей зависти. А вот мне не посчастливилось связать свою жизнь с музыкой – полностью погрузиться в этот волшебный мир музыки… Но я не жалуюсь. Я считаю, что и без этого жизнь дала мне очень много, и я вполне этим доволен.

Своему новому знакомому я рассказываю о своих многочисленных поездках в Канаду, и он с удивлением говорит, что, похоже, я знаю его страну лучше, чем он сам. Понятное дело, это переполняет меня гордостью. Про себя же я думаю: «Пусть тебе и повезло и ты, в отличие от меня, живешь прекрасной музыкой, но зато как путешественник я удачливее тебя».
Это действительно был очень приятный парень, тонкий и чувствительный, как все музыканты. Так же как и я, он отправился в этот путь с целью побыть наедине с самим собой. Он был в составе группы, но неизменно шёл впереди и наедине со своими мыслями, а нет, так примыкал к кому-нибудь, кто тоже шел в одиночку.
На протяжении всего маршрута то и дело попадаются маленькие деревеньки или крошечные предместья с очень красивыми храмами.
Галисия – это прекрасная область, где жизнь протекает в соответствии с ритмами природы, которые тебя обволакивают, и ты полностью погружаешься в них.
Я подумал, что если бы не проделал этот путь пешком, то бы никогда не смог насладиться этими маленькими предместьями, этой великолепной природой.
Так что, да здравствует мой путь!
Мы остановились в баре, выпили по кружке пива, а затем мой новый знакомый немного задержался, чтобы подождать своих товарищей. Я же отправился дальше уже снова один.
Маршрут проходит то по сельскохозяйственным угодьям, то через лес, но независимо от этого весь путь, буквально каждый метр его, невероятно красив. Время от времени дорога тянется вдоль автострады провинциального или национального значения, но, как правило, недолго и уже очень скоро ты вновь оказываешься в лесу.
До очередного привала остаётся совсем немного, но я не ускоряю свой шаг, он остаётся таким же степенным, и в такт ему так же неторопливо текут мои мысли. А также в такт моему верному товарищу – посоху, который то и дело выручает меня на крутых подъемах и вдохновляет меня на все новые и новые подвиги. С ним я подолгу общаюсь, с этим моим посохом. Он на редкость чувствителен, внимателен, а главное, тактичен и немногословен – как раз то, что мне нужно на моем пути. Ни о чем лучшем я и мечтать не смел.

Наконец последний крутой подъём, и я оказываюсь в городке Палас до Рей. Здесь у меня возникают небольшие трудности с нахождением хостела. Я использую Google Maps, но, как это часто бывает, в самый нужный момент он отказывается работать. Все же рано или поздно я нахожу свой хостел, захожу и вижу, что мой любимый рюкзак уже дожидается меня.
Мне выделяют нижнюю «койку» с занавесками в огромной общей спальной комнате для мужчин. По соседству такая же спальная комната для женщин. И в той, и в другой по нескольку коек.

В хостеле нашла себе пристанище довольно большая группа паломников, среди них много корейцев, которые, будучи по природе невероятно шумными, доставляют мне определенные неудобства, но я молчу. Ведь путь Св.Якова – это также терпение и выдержка.
Душ, уход за ногами, и вот появляются первые волдыри. Придется прибегнуть к советам наших деревенских старушек, которые для лечения волдырей использовали спирт, иглу и красную нить.
Игла и нить дезинфицируются с помощью спирта, нитка вставляется в иголку, и иголка прокалывает волдырь сразу в двух местах с выходом наружу. Жидкость выдавливает, а нитка остается: через нее будет выходить вновь появляющаяся и накапливающаяся жидкость.
Бабушками нашими рекомендовалась нить обязательно красного цвета, потому что красный был единственным цвет, который получался на основе натуральных красителей. Сохранила ли красная нить свои свойства в нашем мире высоких технологий, где не осталось ничего натурального? Я не знаю этого точно, но следую заветам наших стариков.
Вот черт, ушко у иголки малюсенькое, а я даже очки собой не взял! И поэтому уходит масса времени на то, чтобы вдеть нитку в иголку. Но под конец мне все же удается это сделать. Прокалываю свои пузыри, выдавливаю скопившуюся там жидкость, а дренажную нитку оставляю. Сами же волдыри заклеиваю пластырем.
Затем я начинаю нарезать круги по посёлку в поисках ресторанчика, чтобы поужинать. Первый, что попадается мне по дороге, не вдохновляет меня, и я продолжаю поиски; второй уже получше, но в нём нет свободных мест, и мне приходится идти на поиски следующего – под глухое ворчание внутреннего голоса: «Ну вот, целый день в пути, а ужина так и не заслужил. Наверно, так и придется лечь спать без ужина!»
Третий ресторанчик на моем пути тоже битком набит, но когда я уже совсем было отчаялся найти место и направился к выходу, мне подает знак одиноко сидящий господин, приглашая присоединиться к нему.
Я благодарю Господа за то, что он послал мне этого ангела спасения. Я присаживаюсь напротив, мы знакомимся, и он рассказывает о том, что он – бывший медик и только что вышел на пенсию, что долгое время мечтал проделать этот путь и что только сейчас у него появилось время, чтобы сделать это. Сейчас ему остаётся три этапа, чтобы пройти весь путь Сантьяго до конца. И мне тоже остаётся три этапа, но в отличие от него это лишь половина пути.
Меню – на испанском языке, и мой новоиспечённый знакомый любезно предлагает мне помочь в выборе блюд. Я с удовольствием соглашаюсь, но при этом замечаю, что я – вегетарианец. «Нет, – отвечает мне он с иронической улыбкой, – Прежде всего ты глупец, а уж потом – вегетарианец».
Видя мое удивление, он поясняет, что глупо идти в пешем порядке по 6-8 часов в день и ограничивать свой рацион какими-то овощами. Требуется много энергии, чтобы преодолеть этот путь, так что без протеинов животного происхождения не обойтись.
Поэтому он советует мне во все дни пути включить в свой рацион мясо, ветчину или, по крайней мере, рыбу, но не ограничиваться лишь овощами.
Что поделаешь? Он прав и потом он – врач, так что мне ничего не остается как сделать то, что сделал Гарибальди при встрече с королем Италии Виктором Эмммануилом Вторым – отдать под козырек и отчеканить «Слушаюсь!»
В итоге я заказываю себе овощной салат и осьминога по-галисийски, и оба блюда оказываются поистине восхитительными.
Какой же это приятный собеседник. Разговор с них похож на течение тех рек, что встречаются в столь любимой мною России: широких, полноводных, медленно несущих свои воды, без конца и без края. Собеседник подробно рассказывает мне о проделанном пути, который для него начался во Франции. Ему крайне жаль, что до конца пути остаётся всего три дня. В ходе пути мне это уже приходило в голову, но сейчас я окончательно убеждаюсь в том, что самые замечательные люди – это те, кто полностью проделал этот путь: от начала и до конца.
На них обычная одежда, а не какой-нибудь high-tech, они без рюкзаков и без специальных палок. Их сразу видно. Они идут сами по себе или, вступая в короткий промежуток времени в компанию с каким-нибудь другим одиноким путешественником. Затем расстаются и продолжают свой путь снова в одиночку.
Они похожи на каких-то алхимиков в поисках философского камня…Неужели я ошибся в своем выборе, и мне следовало проделать весь путь целиком?
Мы прощаемся с моим новым товарищем, выражая уверенность в том, что еще встретимся на этом пути.
После этого я возвращаюсь в гостиницу, обмениваюсь парой слов со своими соседями – молодыми ребятами, из которых один канадец, а другой шотландец, и укладываюсь спать, по крайней мере, в надежде заснуть.
Мысли витают вокруг событий прошедшего дня, кажется, что с каждым шагом ты вновь и вновь переживаешь отдельные моменты твоей жизни и размышляешь над тем, чем ты думал стать и чем не стал, и над тем, что в жизни ты сделал правильно, а в чем ошибся.
У нас говорят, что у каждого в жизни есть свой счастливый поезд и что приходит он на твою станцию лишь однажды. Иной раз мне кажется, что я не только упустил этот свой счастливый поезд, но что я даже станцией ошибся…
На следующее утро я просыпаюсь рано: корейская братия уже встала и немного галдит – поэтому и мне не спится.
Я любовно обрабатываю свои бедные ноги, собираю свои нехитрые пожитки, спускаюсь вниз и оставляю свой рюкзак у стойки администратора. «Счастливец! Ему предстоит комфортабельное путешествие в автобусе до следующей станции. Мне же…»
На улице пасмурно, но не дождливо. Никаких указателей не видно, но я следую за другими паломниками. Очень скоро мы выходим из городка и оказываемся в лесу.
Денек сегодня предстоит мне непростой: до местечка под названием Ардзуа не менее 29-30 километров пути. Но меня это не пугает. Первые два дня прошли нормально, самочувствие хорошее, несмотря на пару-тройку наработанных мозолей, более того, я рад, что первые два дня пути выдержал без особых проблем и готов к новым свершениям.
С дороги здесь не собьешься: повсюду специальные стелы с изображением ракушек, ставших классическим символом Пути Сантьяго, или стрелочек желтого цвета.

Ракушки эти особого рода, и по-итальянски их название звучит, как cappe sante, что в переводе означает «капюшон» – как часть монашеского одеяния. По легенде, Св.Яков высадился на берег в районе Финистерре – от латинского Finis Terrae, что в переводе означает «конец земли» или «там, где кончается суша». На тот момент это было самой крайней точкой материка, за которой уже начиналось бескрайнее море. Бескрайнее до того, как Христофор Колумб, а кто-то говорит «викинги», а кто-то «египтяне», открыл новую землю – Америку. Но это в будущем, а пока… Пока весь берег этой «конечной точки» был усыпан ракушками, что волны вынесли со дна моря.
Римляне назвали это побережье «Campus Stellae», что в переводе означает «Берег звезд», с которыми они ассоциировали ракушки этого вида; отсюда и название – Кампостела.

Мне всегда претило осквернение памятников или любых мест общего пользования. Традиция надписывать памятники своим именем или именем своей любимой всегда казалась мне в высшей степени идиотской. Хотя и свойственна она всем странам и всем народам. Благодарение Богу за то, что так равномерно и так справедливо распределил человеческую глупость… Но вот эту стелу, воспроизводящую мое имя, я все же счел необходимым сфотографировать…
Да, я не стал от этого умнее, но… что было, то было… Я знаю, что не идеален, но быть может Путь мне в этом хоть немного поможет?
В Лаборейро я выпиваю чашечку кофе, но это еще даже не половина сегодняшнего этапа; половина будет в Мелиде, куда я и направляю свои стопы.
Местечко под названием Мелиде представляет собой небольшую прелестную деревушку, расположенную в довольно узкой равнине меж двух гор. Здесь я останавливаюсь, чтобы перекусить в баре, у стойки. Заказываю себе бутерброд с ветчиной и пиво. В окружении других паломников. М-да, хорош вегетарианец с ветчиной в зубах…
Был там один паломник-испанец, который шел… в обратном направлении. Дело в том, что сам он с юга Испании и сначала посетил Сантьяго, а вот теперь направлялся в сторону… Кракова. Пешком! А ведь это почти 4 тысячи километров, и до этого он прошел почти 800…
На вопрос одной девушки, болят ли у него ноги, он ответил со смехом: «Ноги? Да у меня все тело болит!» – «Mе duele todo el cоrpo»…


И снова я в пути. Я и мой посох. До конца сегодняшнего этапа еще шагать и шагать, и поэтому по дороге, идущей лесом, я размышляю об истории паломничества. На протяжении сотен и сотен лет шли паломники до святых мест, где Сантьяго было третьим по значению, а первыми двумя был Иерусалим и Рим. Шли из самых отдаленных мест, из Шотландии, скажем. А это ведь тысячи километров, а не какие-то там жалкие 115, как у меня. И без всей этой спортивной обуви и специальной одежды.
Пожалуй, мне следует поблагодарить Бога за то, что дал родиться в такое счастливое время…

По дороге встречаю юношу-испанца, который идет из Франции. Со здоровенным таким и тяжеленным рюкзаком. Был он немного странноват и рассказал мне о том, что пройти весь Путь он решил после того, как его врач посоветовал ему похудеть. Я еще подумал: «А не проще ли было просто сесть на диету?..
Был он брокером и работал на бирже, играл не на свои, а на чужие деньги, зарабатывал себе на хлеб без особых трудов и забот. Но в какой-то момент ощутил всю тщету своей деятельности и жизни в целом, вот и решил проделать этот Путь в надежде переродиться и обрести в жизни другие цели и идеалы. И мне вдруг стало неудобно за прежние мысли о диете. Молодчина – подумал я. Он сделал правильный выбор и он на верном пути – на пути к перерождению.
До гостиницы я добрел уже довольно поздно и фактически без сил: 30 километров это действительно многовато. Но и радость моя была немалой: ведь все-таки я сделал это и более того, я уже проделал половину намеченного себе пути!
И, кроме того, мне приятно было сознавать, что усталость не была в состоянии затемнить мое сознание, что, несмотря на боль в ногах и на нешуточную одервенелость мускулов, мысли мои оставались свежи, и мне легко думалось обо всем на свете: от различных моментов моей жизни до анализа моих нынешних ощущений, от простых и бытовых вещей до силы и несгибаемости человеческого духа…
Гостиница оказалась гостеприимной и чистой, а главное – мой рюкзак уже дожидался меня у стойки. Я расположился на своей койке в комнате на 14 мест, где вновь встретил ту парочку из Турина, с которой познакомился в первый день своего пути. Мы лишь слегка кивнули друг другу в знак приветствия, дабы не нарушать покой и спокойствие друг друга.
Душ, обработка ног, «прогулка» по деревеньке в поисках где бы поужинать. Это оказалось не так просто: все ресторанчики были забиты. Мои земляки – парочка из Турина сидела за столиком на четыре персоны, но я не стал к ним набиваться третьим. Я еще немного прошелся, нашел другой ресторанчик, где были свободные места, и заказал себе ужин.
Сегодня – паэлья и немного красного вина – хватит уже пива! Девушка-официантка принесла мне целую бутылку. Я было запротестовал, сказав, что и стаканчика было бы достаточно, но девушка пояснила, что бутылка для паломника это самая что ни на есть «то что надо» и что меньше мне никак не положено… Пришлось согласиться, но больше чем полбутылки за вечер я не осилил…
Девушка-официантка приносит мне счет. Я не верю своим глазам: 11,50 евро! И это за первое, второе, десерт, вино и воду! А напоследок, перед тем, как мне уйти, предлагает еще и рюмочку «агуардьенте» – местного ликера. Что за прелесть, эти галисийцы! Естественно, грех оказаться. Я присаживаюсь прямо на тротуаре неподалеку от выхода, попиваю свой «агурдьенте» и посматриваю на проходящих мимо паломников…
Как приятно осознать себя частью этого мира! Это как раз тот счастливый случай, когда чувствуешь себя на своем месте и в кругу близких тебе по духу людей. Всех их, принадлежащих разным странам и народам, религиозным конфессиям, придерживающихся разных политических взглядов, разнящихся по своим экономическим возможностям и культурным предпочтениям… всех их связывает между собой одно – общая тяга к чему-то более глубокому, к какому-то общему духовному началу. Конечно же, у каждого на то имеется своя причина: кто-то отправился в путь – из чисто религиозных соображений, для кого-то это вопрос какого-то выбора, кто-то здесь в поисках самого себя, кто-то, возможно, тем самым пытается искупить какой-то грех… Но все, как одни, все они находятся в поиске… В поиске чего-то…
Почему-то мне не захотелось сразу же возвращаться в гостиницу, и я еще немного прошелся по поселку. Странное это желание – пройтись после 30 проделанных пешком километров. Странно, но это так.
Затем я все же возвращаюсь в гостиницу. Еще не поздно. У меня с собой айпад с тысячей «ай»-книг и одна настоящая книга, но мне не хочется ни читать, ни слушать музыку… Мне хочется побыть наедине с собой и с своими мыслями, получше прислушаться к самому себе. Если в следующий раз соберусь в путь, то уж точно не буду брать с собой в дорогу никаких ни айпадов, ни книг…
(Окончание следует)

На следующее утро готовлю свои ноги к очередному переходу: мне их просто расцеловать хочется , настолько я ими рад – но не дотягиваюсь: возможно, более интенсивно следует заниматься йогой… Наконец, подхватываю свой посох, расстаюсь со своим рюкзаком до следующей стоянки и выхожу на улицу.
Завтракаю в баре по соседству. На завтрак мне приносят традиционную «бриошь», но какого-то гигантского размера. А нет ли у них размером поменьше, – спрашиваю. Нет – отвечают. Здесь у них в Галисии порции просто чудовищно большие. Съедаю половину, а вторую прячу про запас; допиваю свой кофе, и в путь.
Сегодня предпоследний этап – «всего» в 20 километров. Конечный пункт – О’Педрузо. Можно не напрягаться и не спешить: 20 километров для меня теперь – это вроде небольшой прогулки…
День отличный, паломников полным-полно, но по мере продвижения они как-то и куда-то постепенно «рассасываются»: одни отстают, другие уходят вперед… Все это происходит самым естественным путем – мы же не на соревнованиях; каждый идет в меру своих возможностей и своих… мыслей.
По дороге вновь встречают с тем врачом, с которым ужинал два дня назад. «Ну что, мясо, рыбу едите?» Отвечаю утвердительно и благодарю его за добрый совет.
Проходя через какой-то городишко, вижу домик – двери нараспашку и предлагают бесплатный кофе и какие-то бисквиты. Взял парочку и от кофе тоже не отказался. На выходе симпатичная девушка – та, что предлагала паломникам зайти передохнуть, спрашивает, нельзя ли меня обнять. «Нужно!» – радостно отвечаю я (не привык отказывать симпатичным девушкам в объятиях и поцелуях), но предупреждаю, что для того, чтобы по-настоящему придать нам, паломникам, новых сил и новой энергии, объятие должно длиться никак не менее 20 секунд… Девушка рассмеялась, сказав, что не возражает, и мы довольно долго постояли, обнявшись. Затем я продолжил свой путь с приятным осознанием того, что, слава богу, есть еще добрые души, что могут вот так, за бесплатно, предложить тебе кофе, печеньки и… кое-то еще. Как прекрасен был бы мир, будь в нем побольше таких людей! Я знаю, что думать так немного наивно, но ведь были же великие люди, что прожили жизнь таким образом: Иисус, Ганди… А вот и совсем недавний пример – нынешний президент Уругвая Хосе Пепе Мухика, которого я почитаю ни много ни мало как ныне живущего святого – своего современника.
Вскоре настигаю преклонных лет паломника, прихрамывающего и опирающегося на свой посох. Некоторое время идем вместе. Это испанец, и тот же путь, что и я, он рассчитывал преодолеть дней за 10-12: из-за своей хромоты в день ему удавалось пройти не более 10 километров. В какой-то момент он мне сказал: «Иди-иди вперед, а то я иду слишком медленно для тебя. Да, в моем возрасте все делается очень медленно. Ты же иди своим шагом и, когда придешь в Сантьяго, скажи, что я тоже на подходе, скоро буду». Я тепло попрощался с ним и продолжил свой путь, а в местечке под названием Сальчеда приостановился в баре перекусить и дать ногам небольшой отдых. Здесь я разговорился с одним молодым человеком из Бьеллы, который проделал весь Путь. Был он не один, а с какой-то красоткой из Бразилии, которая то и дело обрабатывала свои многочисленные мозоли. Пару дней назад я уже видел их в каком-то баре и уже тогда обратил внимание на эту красивую пару. На этот раз они уже не показались мне такими счастливыми, какими были в тот вечер. Быть может, потому, что чем ближе был конец пути, тем ближе был конец и истории их любви?..
Долго-коротко ли добрался я до конечного пункта своего пути, до О’Педрузо, нашел свою гостиницу, а в ней – и давно уже дожидавшийся меня рюкзак. Душ, обработка ног и на выход – ознакомиться с этим городишком. Время до ужина еще есть, денек выдался на удивление, и что же еще делать тому, кто только-только отшагал 100 с лишним километров? – Правильно, пройтись по деревеньке в поиске каких-нибудь достопримечательностей.
Чуть в отдалении заметил небольшую церквушку и направляю к ней свои стези. Не церковь, а красавица, и колокольня тоже хороша. Похожие то и дело встречались мне на всем протяжении моего пути.
09
На подходе к церкви остановился, присел на лавочку – посматриваю на церковь и размышляю. А рядом – девчушка, счастливая-счастливая, раскачивается на качелях. Да, счастье, оно все соткано из таких вот небольших и чуть побольше радостей, но мы не всегда в состоянии их подметить и дать проснуться спящему глубоко в нашей душе ребенку…
Ужинать иду в небольшой ресторанчик неподалеку от гостиницы и там заказываю, по совету своего нового знакомца, врача, блюдо из осьминога. Страсть как вкусно – пальчики оближешь, насилу удержался, чтобы еще одну порцию не заказать…
Возвращаюсь в гостиницу и в состоянии полного блаженства растягиваюсь на кушетке. Все, завтра я в Сантьяго: там-то все и произойдет.
После прекрасного ночного отдыха встаю и тщательно готовлю ноги к своему последнему переходу. Оставляю рюкзак у консьержа и, не спеша, выхожу на улицу. Чувства, которые я испытываю, противоречивы: с одной стороны, я рад, что к концу дня увижу Сантьяго, но, с другой, мне жаль, что путешествие мое близится к завершению.
Через пару часов останавливаюсь в небольшом баре, чтобы немного перекусить и вижу по соседству сувенирную лавку. Там я покупаю ракушку – символ Пути и аккуратно укладываю ее в свой рюкзачок – так делают все без исключения паломники.
День прекрасен, шагается на удивление легко. Сначала на подъем, вплоть до горы под названием Монте ди Гозо, где установлен жутко уродливый памятник в честь Папы Джованни Паоло Второго. Оттуда начинается спуск по направлению к Сантьяго. Тропинка идет бок о бок с асфальтированной дорогой.
Путь проходит мимо аэропорта города Сантьяго, через местечко под названием Лаванколла, где по традиции паломники омывались, переодеваясь во все чистое перед тем, как войти в Сантьяго.
К Сантьяго я подхожу сразу после полудня и долго стою перед указателем с названием «Сантьяго»: эмоции так и захлестывают меня. «Молодчага, Андреа, ты все же сделал это!» И тут же возношу благодарственную молитву покровителю города, Г-ду Богу и… моим ногам, за то, что не подвели и, в конце концов, привели меня сюда. Снимаю, по их просьбе, группу колумбийцев, и в обмен они снимают меня на фоне указателя города.
10
Присаживаюсь на ближайшей лавочке: эмоции, наряду с радостью, продолжают захлестывать меня.
Через какое-то время встаю и продолжаю свой путь: до Кафедрального собора остается каких-нибудь два-три километра. По дороге вижу аптеку и спешу туда в каком-то прямо-таки пароксизме эгоистического настроения: быстрее-быстрее прикупить себе пластыря, прежде чем другие не расхватали! Вхожу – никого, а пластыря хоть пруд пруди, и мне становится стыдно за свои настроения. Но и отрадно – остальным тоже достанется…
В дальнейшем путь проходит по улицам города, где указателями выступают символические бронзовые ракушки. Но мало кто к ним присматривается, все идут по пятам других многочисленных паломников…
И вот я у Кафедрального собора! Вот это я вам скажу чувство так чувство! Ничего общего с тем, что я испытал по прилете сюда несколько дней назад!
Горло перехватывает от эмоций, и я, не скрывая более своих чувств, плачу и плачу, как плачут все паломники по окончанию Пути. Слезы ли это радости по случаю того, что ты все же сделал это? Другие ли чувства, переполняющие тебя? Счастье преодоления себя? Нет ни времени, ни желания анализировать это. Наверное, все сразу…
11
Не могу не сфотографироваться на фоне собора, и вслед за этим направляюсь в Дом паломника , чтобы получить уже окончательную грамоту о прохождении Пути. Называемую «Компостела».
В зале ожидания полно народу, и после шестичасового перехода я вынужден отстоять еще часовую очередь прежде чем наступит мой черед. Что ж, терпение и еще раз терпение. Это еще одно, чему научает тебя Путь. Наконец дело доходит и до меня; девушка-красавица проверяет печати о прохождении Пути, а их как минимум три в день, видит, что я прошел более 100 километров, широко улыбается, поздравляет меня и выдает мне сертификат под названием «Компостела» – «Compostela».
12
Ну, вот теперь моя цель окончательно достигнута и я наверху блаженства. Через несколько минут я в своей гостинице, и здесь меня дожидается мой друг – рюкзак. Поднимаюсь в свой номер, принимаю душ, обрабатываю ноги и после короткого отдыха направляюсь в небольшую прогулку по Сантьяго. Уже без моего верного спутника – без посоха. Я знаю, что должен буду все равно оставить его здесь – с ним меня в самолет не пустят. Я, конечно же, мог бы распилить его на три части и поместить их в рюкзак, но так дело не пойдет. Он – один и неделимый , не справедливо бы было поступить с ним таким негуманным образом. Второй вариант – оставить его у какого-нибудь памятного места в Сантьяго, но и это решение мне не нравится. Надо найти другое: не могу я вот просто так расстаться со своим верным и ставшим столь близким мне спутником и другом.
Уже почти вечер, я делаю приличный круг по центральной части города, присматриваю себе ресторанчик с открытой верандой и останавливаюсь на ужин. После ужина на улицах города почти не видно прохожих, и город – просто на загляденье красив, куда более красив и привлекателен, чем в тот первый вечер, что я увидел его после перелета.
В тот вечер я не смог сразу заснуть и долго ворочался в постели, вспоминая все перипетии моего пути и, в особенности, этого последнего дня. А еще… А еще мне хотелось бы собрать воедино всех тех людей, что близки мне по духу, что способны переживать то же, что и я, и повести с ними долгий разговор о каждом моменте это Пути. Я думаю обо всех этих людях и веду с ними беседу «в удаленном доступе», посредством средств телепатической связи. И мне кажется, они слышат меня. И радуются за меня…
На следующее утро выхожу на улицу все с той же так и неразрешенной дилеммой в голове: куда девать свой посох? Не преминул зайти в музей Кафедрального собора. Хорош, определенно хорош. Оттуда поднимаюсь под самую крышу собора, откуда открывается шикарный вид на кафедральную площадь и на весь город. Я родился в католической семье, но не считаю себя ни католиком, ни принадлежащим ни к какой другой конфессии. Заставь меня выбрать сегодня, я бы, наверное, выбрал буддизм. Философия буддизма привлекает меня в первую очередь тем, что предполагает прямой и непосредственный контакт с Богом, без каких бы то ни было посредников, а также – способность каждого стать Богом путем развития и самосовершенствования. При этом я не отрицаю наличия духовного начала.
Паломническая стезя заканчивается торжественной паломнической мессой, которая проводится ежедневно ровно пополудни в Кафедральном соборе города и завершается т.н. «объятием Святого». Что ж, я должен выполнить и этот ритуал, должен пройти свой путь до конца.
В собор я отравился за полчаса до начала мессы, с тем чтобы прежде ознакомиться с внутренним интерьером собора, но тут же понял всю наивность этого своего намерения: собор уже был полон и даже переполнен, и мне с трудом удалось найти себе место где-то в самых последних рядах участников. Откуда же все они, точнее уже «мы» понаехали, все эти паломники? Народу действительно здесь превеликое множество! Месса начинается с того, что священник оглашает точное число паломников, прибывших в город накануне, а также их национальную принадлежность. Я тоже значусь в числе паломников, прибывших из Италии, и чувство национальной гордости наполняет меня.
Выполняя в детстве и отрочестве роль церковного служки, я прекрасно знаю и помню, как отправляется месса, более того в детстве я мечтал стать миссионером и отправиться куда-нибудь в Африку, чтобы приобщать к лону Церкви и просвещать неразумных туземцев. Так что месса мне не в новинку, но сейчас я не слежу за ходом литургии, а целиком погружен в собственные мысли.
Тем временем месса идет своим чередом, и в какой-то момент доходит до «воскурения ладана». Висящее в центральном нефе собора гигантского размера паникадило, по-испански «botafumeiro», начинает раскачиваться с неимоверной скоростью усилиями 5-6 священнослужителей и наполняет весь интерьер собора парами божественного фимиама.
13
В свое время действо это имело также утилитарный смысл – запах ладана перекрывал «ароматы», исходящие от тел и хламид только-только закончивших свой Путь паломников. Ныне же это по большей части «шоу», но также и дар памяти традиции и имеет свой религиозный смысл: фимиам воскуряется, чтобы вознести на небо наши молитвы, а затем уже оттуда вновь вернуться к нам с благорасположением богов.
По завершению мессы я подошел к алтарю, чтобы взглянуть на Сан Джакомо – Сантьяго, или по-русски Святого Якова. Кроме того, традиция паломника предписывает обойти статую святого и приобнять его. Послушно встаю в общую очередь и терпеливо дожидаюсь своего часа. Затем обхожу святого и с чувством обнимаю Его. И благодарю за то, что дал мне силы пройти мой Путь и вот теперь иметь возможность лицезреть Св. Якова и даже прикоснуться к Нему.
14
Днем того же дня посетил местный Музей паломничества. Экспозиция его очень интересна и рассказывает о паломнических путях, существующих у исповедующих разные религии – у христиан, мусульман, индусов, буддистов и т.д. Что свидетельствует о том, что идея паломничества укоренена в религиозных культах и культурах разных народов и что на протяжении столетий и тысячелетий у неисчислимого числа людей неизменно появлялась потребность в том, чтобы встать на Путь.
На одной из табличек читаю вот такую концепцию паломнического движения и должен сказать, полностью разделяю все ее положения:
Паломничество
Существует множество возможностей для отправления паломнического ритуала как в мире реальном, так и в мире воображаемом. Паломник, оправляющийся в путь – в дорогу к Святым местам, делает это, исходя из желания очиститься, выйти на новый уровень развития или спасти свою душу. Паломник, путь и цель – место поклонения – это все наиважнейшие части и этапы этого путешествия, которое отличается от любого другого, ибо в результате него устанавливается некая особая связь между миром плотским и миром духовным, между групповым и индивидуальным сознанием, но, главное, что в ходе него происходит глубокая трансформация – перерождение самого человека, ступившего на Путь.
Все культы и все виды культуры обнаруживают в акте паломничества средство взаимосвязи со святым таинством. Конечно же, в разных культах и разных культурах причины и цели паломничества могут быть разными, но суть его при этом неизменно остается общей – это просьба или мольба, форма благодарения за обретенные дары, желание выйти на новый эмоциональный и духовный уровень с целью еще больше приблизиться к Всевышнему. Широкое разнообразие видов паломнической деятельности имеет ценнейшее значение в деле преумножения нашего знания в области человеческого поведения и эволюции человеческой мысли в сфере наиболее трансцендентных верований, свидетельствующих о высоте и масштабе нашего духа.
Все это заставляет меня глубоко задуматься, и в конце концов я склоняюсь к мысли, что у всех людей очень много общего, но мы склонны концентрироваться в большей мере на том, что нас не объединяет, а разъединяет, отдаляться друг от друга вместо того, чтобы вести поиск в области того, что нас сближает. А ведь на тех общих ценностях, что у нас есть, вполне можно было бы построить куда более справедливый мир, чем тот, что мы имеем сейчас.
И еще мне приходят на память слова Пепе Мухики о том, что целью нашей жизни является поиск не только нашего персонального, но в перовую очередь коллективного счастья. Мы же, напротив, страдаем от крайнего индивидуализма в своем стремлении, благодаря успехам науки и техники, иметь все больше и больше по сравнению с тем, что уже имеем.
С этой целью мы работаем все больше и больше, чтобы иметь как можно больше денег и на них приобретать все эти новые вещи, большинство из которых оказываются нам просто ненужными; работа же уносит с собой наше время, наши лучшие устремления и душевные порывы, наши личные связи и отношения, наши возможности к развитию интеллектуальному и духовному.
В самых простых и ясных выражениях Пепе говорит, что единственное, что мы не сможем никогда приобрести за деньги, это время. Мы же по большей части бесцельно растрачиваем его. На
работу и на прочие подобные вещи. Под собою мы не чуем себя! Воистину велик этот человек – Пепе Мухика!
Несколько лет назад Пепе приезжал в Италию с супругой, уже не будучи президентом Уругвая, так как его мандат к тому времени истек, и никто из итальянских политиков не оказал ему достойной встречи.
И, возможно, они сделали правильный выбор, так как «грех никогда не сможет оказать достойной почести благородству».
Я прогуливаюсь по Сантьяго, который воистину прекрасен и удивителен; вновь встречаю моего хорошего друга, испанского врача и мы по-дружески приветствуем друг друга, счастливые от того, что мы встретились, но и с пониманием того, что сейчас расстанемся и, возможно, больше никогда уже не встретимся вновь.
15
16
17
18
19
20

Меня никак не оставляет забота о том, чтобы как следует пристроить мой посох, и наконец я решаю пристроить его в одном из городских скверов или парков. По дороге в гостиницу я наталкиваюсь на прекрасный парк, где растут столетние, не иначе, дубы. Их стволы полностью обвиты местной разновидностью плюща. Я приношу посох и укромно прячу его между стволом дуба и плющом, так что он полностью укрыт за зеленым покровом. В последний раз я мысленно обращаюсь к моему посоху: благодарю его за то, что он поддерживал меня на всём протяжении моего пути и надеюсь, что мне удастся найти его там, где оставил, когда я вернусь в Сантьяго для нового паломнического тура. Быть может, быть может, мы с ним вернемся на Путь, а заодно дойдем и до Финистерре, куда ещё с древних времён направлялись паломники после посещения Сантьяго с целью найти там святую жемчужину. Не то что я, купивший эту жемчужину за 1 евро в киоске; нет, они удлиняли свой пеший путь еще на 80 км в надежде там обрести ее.
Ну, слава богу, посох худо-бедно пристроен: я благодарственно целую его и прощаюсь с ним. Теперь я на самом верху блаженства – теперь я полностью выполнил то, что задумал.
Я преодолел весь путь, приобрёл жемчужину; принял участие в паломнической мессе; побратался со статуей Св.Якова, и под конец должным образом пристроил своего верного и надежного друга – мой посох.
Итак, с чувством полного удовлетворения я могу позволить себе пойти на ужин, где ждут меня самые изысканные морепродукты. О, они поистине великолепны!
Затем, я возвращаюсь в гостиницу – с чувством удовлетворения да, что мне полностью удалось выполнить все задуманное, но также и с чувством сожаления от понимания того, что завтра моё путешествие завершится и я вновь окажусь в Италии.
На следующее утро я рано встаю; по привычке обрабатываю ноги, которые действительно заслужили себе памятник, но вижу, что кто-то меня опередил и такой памятник уже существует…
21

Я собираю рюкзак и выхожу на улицу. Сначала позавтракать. Там неподалеку я приметил симпатичную кондитерскую. Заказываю себе круассан человеческих размеров и чашку кофе. Хозяйка, правда, предлагает мне еще один круассан: «Паломникам положено хорошо питаться…» Я не заставляю долго себя уговаривать, я более чем согласен с этим утверждением. С не мепньшим удовольствием съедаю я второй круассан, после чего решаю просто так, бесцельно пошататься по Сантьяго.
По дороге я встречаю многих паломников, с которыми виделся на Пути Сантьяго; мы узнаём и приветствуем друг друга, счастливые от того, что нам удалось преодолеть этот путь и от того, что мы снова встретились у конечной цели нашего пути.
По дороге в гостиницу я захожу в парк, чтобы навестить моего друга – посох. Мне кажется, что новое местонахождение ему более чем по нраву. Я еще раз целую его и тепло прощаюсь с ним: “Hasta Luego”, что можно перевести, как «До встречи» – буквально здесь, на этом самом месте.
В очередной раз встречаюсь с молодым человеком из Бьеллы, который рассказывает мне, что его романтическая история с той бразильянкой действительно завершилась вместе с окончанием Пути. Жаль, очень жаль! Красивая была история, красивые молодые люди… Теперь он направляется в Барселоны, где попробует устроиться в какой-нибудь ресторанчик поваром. Что ж, удачи тебе, дружище! Мы тепло распрощались, и каждый из нас пошел своей дорогой.
В гостинице я подхватываю свой рюкзачок и запрыгиваю в такси, которое отвезет меня в аэропорт. Цена все та же – 21 евро. Ну и молодчаги жен эти галисийцы!
По дороге меня посещает мысль, что аэропорт всего в каких-то 15 километрах от города: можно было бы и пешком пройтись! Ну да уж ладно…
Меня не очень-то тянет на разговоры, но таксист – это просто какой-то вулкан красноречия – ни на секунду не закрывает рот. Даже мое молчание его не смущает. И о чем только ни говорит, но в основном о Галисии и о населяющих ее галисийцах. Гордый, говорит, и свободолюбивый народ. Живущий посреди Испании, но каким-то своим, особым миром. Наверное, он прав. Ну, вот мы и приехали. Расплачиваюсь и благодарю на добром слове.
На регистрации – все та же пара из Турина. Она само очарование и не прочь поболтать. Ее спутник – куда менее расположен к разговорам. Мы же с ней неплохо поболтали и в итоге я предложил по прилете довести их до города, благо моя старенькая Альфа дожидалась меня в Бергамо, а им пришлось бы ехать на автобусе. Она была согласно, а он нет – под тем предлогом, что не стоит, мол, беспокоиться, а потом что ему хотелось бы завершить путешествие так же, как он его начал. Думаю, что на этот раз я понял его правильно, и не стал настаивать.
Неподалеку от нас был еще один паломник. Из Болоньи. Лет 70-и, наверное. Он прошел 300 километров до Сантьяго, а затем продолжил свой путь до Финестерре. Жена его умерла несколько месяцев, а ей так хотелось совершить это путешествие вместе с ним! Так вот через весь свой путь он пронес ее прах – сначала до Сантьяго, с посещением Кафедрального собора, а затем и в Финистерре. Добравшись до берега океана, он высыпал прах в ракушку и пустил ее по волне. Эта история не могла не растрогать меня, и когда меня спрашивают, зачем идти в Сантьяго, я не скорее всего промолчу, но, как правило, вспомню этого паломника: его цель как ни у кого ясна и благородна!
Наконец объявлена посадка, рассаживаемся по своим местам, взлетаем, и я надолго остаюсь наедине со своими мыслями и с той тихой радостью, что у меня в душе. Параллельно задаюсь вопросом: а как же когда вернусь домой, когда вернусь на работу – останется ли в моей душе то благо и то умиротворение, что мне подарил Путь? – Не знаю, не знаю, но наверняка сделаю все, чтобы так оно и было.
Себе же даю зарок, что в следующий раз пройду весь путь, от начала до конца, сколько бы это у меня не заняло – месяц так месяц. И думаю, что это произойдет уже очень-очень скоро.
Самые теплые слова благодарности в адрес тех, кто отнесся с пониманием к моему начинанию и кто, пусть на расстоянии, но поддерживал меня на всем протяжении пути – с симпатией, надеждой, верой и любовью…

Ну и напоследок, мой дорогой читатель, коль скоро ты был столь любезен и терпелив, что дочитал меня до самого конца, позволь мне дать тебе еще один совет. Если ты когда-нибудь решишься последовать моему примеру и вступишь на Путь, Бог тебе в помощь, то сделай это в одиночку и на протяжении всего Пути оставайся один на один с самим собой и со своими мыслями, со своими самыми глубокими размышлениями. И так день за днем, день за днем. Под мерные звуки твоих шагов. Шаг за шагом, шаг за шагом…
Всего тебе наилучшего, мой верный читатель, и Доброго тебе Пути…
Твой Андреа

El Camino (Путь)

| Июн 6, 2017 | Гостевая, Экскурсии

9 комментариев

  1. avatar

    Эта публикация мне близка. В свое время мы с Леной предприняли два таких путешествия-пути по Гималаям. Тяжесть рюкзака, слегка облегчаемая помощниками-шерпами, глобальная проблема удобства ботинок, Рейнхольд Месснер, которым мы зачитывались до и после похода, все это очень и очень знакомо. Из текста следует, что автор тоже потренировался в Гималаях, интересно было бы узнать по каким маршрутам он ходил. Удивило только одно обстоятельство -- ежедневное поглощение пива после дневного перехода. Я думаю, что если бы я в Гималаях приложился бы к бутылке (а непальское пиво тоже вполне ничего себе), то встал бы и дальше просто бы не пошел.

    Ответить
    • avatar

      Я тоже задавался этим последним вопросом, но в несколько ином смысле. Чересчур частое упоминание этой, как там ее, марки -- Эстрелла, что ли, не является ли это скрытой формой рекламы и не явился ли производитель пива спонсором данного предприятия? )))

      Ответить
    • avatar

      Чао, Андрей!

      Я рад, что тебе нравятся Гималаи. Мне посчастливилось побывать там два раза в 80-е годы, а в следующий раз, если поеду, то в Бутан. В первый раз я был в индийской части Тибета , именуемой Lidakh, при этом стартовал я из Srinagar, а закончил свое путешествие в Leh. Посетив практически все монастыри этого региона.
      Это было незабываемое путешествие, особенно с учетом того, что Лидах только-только открылся для туризма, и мы оказались в числе самых первых счастливчиков. Еще одним незабываемым впечатлением явилась встреча с юным реинкарнированным ламой Rinpoche. Ему было без малого 17 лет, а он уже в полной мере овладел философскими учениями Японии, Китая, Тибета, Индии и прекрасно разбирался в истории античного мира. Встреча эта оставила во мне неизгладимое впечатление.

      В ходе второй своей поездки я посетил Непал, где с хорошим своим приятелем в течение 10-12 дней исходил равнину Helambu. Одним появляться там было запрещено, и поэтому мы вынуждены были нанять гида, повара и носильщиков. Красивейшая равнина, далеко отстоящая от тех мест, где проходят традиционные туристические маршруты, такие как Эверест, Анапурма, Нанга Парбат или Канченьюнга. Нас же не очень интересовали обычные туристические маршруты, и мы хотели познакомиться с девственными районами Тибета. Это тоже было нечто!

      В Гималаях мы пиво не пили, зато несколько раз нам предлагали там нечто вроде местного сакэ. В ходе же путешествия по Пути Сантьяго я, как правило, выпива одну бутылочку пива днем и одну вечером. Вернуться на Путь после выпитой булки пива мне было не трудно. Тамошняя марка пива Estrella Galizia по-настоящему хороша, да, собственно говоря, там и выбора-то особого не было. На протяжении многих лет я являюсь энтузиастом движения Slow Food, а также одной из разновидностей его под названием «Ноль километров, или Километраж 0», что предполагает потребление продуктов там, где они произведены и позволяет экономить миллионы и миллины, если не миллиарды на транспортировке и хранении.

      В любом случае большое спасибо за комментарий и рад возможности познакомиться.

      Ответить
    • avatar

      Аве, Андреа! Оказывается, ты умеешь читать и писать по-русски и это очень приятно. В Непале мы с тобой ходили разными маршрутами за исключением, конечно, Катманду. Кстати в Катманду я позволил себе попробовать знаменитый непальский ром Кукри, вся прелесть которого в том, что он сделан на чистейшей гималайской воде. А почитать про наше путешествие по Непалу можно здесь: Путь в святилище

      Ответить
  2. avatar

    В ходе полета из Москвы в Бургас в журнале Аэрофлота натолкнулся на статью о покорении Аннапурны. При иных обстоятельствах, я имею в виду, не будь этих путевых заметок А.Кастеллана и его переписки с А.Казачковым, я бы равнодушно пролистнул эту статью, но сейчас она меня заинтересовала. Еще бы, ведь я сразу встретил знакомые слова – Непал, Аннапурна, Дхаулагири, Райнхольд Месснер…Но Аннапурну в 1950 году брал не он, а два француза – Морис Эрцог и Луи Лашеналь.
    Среди прочих интересных фактов наиболее любопытным показался следующий. За день до взятия вершины французы любезно предложили предводителю шерпов Ангу-Торке разделить славу первопокорителей Аннапурны с ними, от чего тот тактично уклонился под предлогом того, что у него… мерзнут ноги, и остался в лагере.
    В итоге Эрцог с Лашеналем снискали себе мировую славу, пусть и ценой серьезного ущерба для здоровья: в частности, Эрцог остался без рук и без ног, шерп же здоровье сохранил, но при этом сохранил и почти полное забвение.
    Не правда ли, хороший пример разницы двух подходов и двух культур?..

    Ответить
    • avatar

      Да, “Аннапурна” Мориса Эрцога тоже была тогда моей настольной книгой. По поводу этого эпизода думаю, что “мерзнут ноги” было упрощенным вариантом ответа, просто шерп послушался своего внутреннего голоса, который ему сказал, чтобы он подумал, что он скажет своим родным, когда спустится вниз без ног. Внутренний голос вообще силен в этих краях и Эрцогу он наверняка тоже что-то говорил, но он был опьянен идеей, да и не только ей, и вряд ли мог что-либо услышать. Но в итоге имя Ангу-Торке благодаря книге Эрцога тоже осталось в истории.

      Ответить
  3. avatar

    Кстати говоря, буквально пару недель назад (29 мая) исполнилось 80-лет моему преподавателю микроэлектроники в МВТУ Эдуарду Мысловскому. Через 5 лет после того, как Эдик (как мы его звали) поставил мне в 1977 году в зачетке “пятерку”, он прославился тем, что был в команде первых советских покорителй Эвереста. При восхождении Мысловского постигла та же беда, что и Эрцога -- он потерял пальцы рук. Лет через 20 стали возникать всякого рода легенды, что Мысловский на самом деле не добрался до вершины, а команда пожалела его и записала в покорители. Происхождение этой легенды видимо имеет те же корни, что миф о том, что американцы не были на Луне.

    Ответить
  4. avatar

    В отсутствие анонса со стороны редактора, спешу довести до сведения читателей, что опубликован перевод второй части “Пути Сантьяго” пера Андреа Кастеллана, где он добирается до середины намеченного пути, переходит с пива на вино и переживает по поводу того, что не решился на весь путь.
    Перевод движется куда медленнее, чем сам путь, который занял у Андреа 5 дней, и даже чем сами его записки, которые заняли у него 3 дня. Правда, мы с Митей особенно и не форсируем перевод, зная, что процесс прочтения у некоторых наших читателей идет еще медленнее. Так что, festina lente, как говорили древние римляне -- “Поспешай, но без особой спешки”. Тем более, что и материалов новых на блоге появилось в последнее время довольно много.
    И все же постараемся не очень задерживать последнюю часть публикации: в противном случае читатель вообще забудет кто, зачем и куда идет и, чтобы вспомнить, читателю придется возвращаться к началу пути. А редактору создавать специальный “таб” -- “В начало”…

    Ответить
  5. avatar

    Кто сподобился осилить путевые заметки Андреа Кастеллана, помнит, сколь большое значение автор придает своему спутнику – посоху и с какой теплотой и даже нежностью он о нем говорит.
    Вот, наткнулся неожиданно на стихотворение Осипа Мандельштама, которое, наверное, очень понравилось бы Андреа: посвящено оно посоху, а речь в нем как раз о паломнике и о паломническом пути, правда, не в Сантьяго-де-Компостела, а в Рим. Что, в принципе, не меняет дела. Можно было бы и некоторые другие параллели провести… В общем, нечто из разряда совпадений и параллелей – темы, нет-нет да всплывающих на нашем блоге.

    Посох мой, моя свобода —
    Сердцевина бытия,
    Скоро ль истиной народа
    Станет истина моя?

    Я земле не поклонился
    Прежде, чем себя нашел;
    Посох взял, развеселился
    И в далекий Рим пошел.

    А снега на черных пашнях
    Не растают никогда,
    И печаль моих домашних
    Мне по-прежнему чужда.

    Снег растает на утесах,
    Солнцем истины палим,
    Прав народ, вручивший посох
    Мне, увидевшему Рим!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *