Интересное кино

Я все равно паду на той, на той единственной гражданской…
Б.Окуджава. «Сентиментальный марш»

Да, интересное кино организовал нам вчера, причем даже не Алексей Учитель, фильм которого послужил поводом и темой для дискуссии во вчерашней передаче Михаила Швыдкого «Агора», а… сам М.Швыдкой. Пригласив в студию для обсуждения в узком формате фильма «Матильда», а в более широком – положения в нашей российской культуре 8 человек – представителей т.н. нашей российской интеллигенции. «Каждой твари – по паре…» Извините, но из песни, а тем паче из Священного Писания слов не выкинешь. Двух актеров, двух историков, двух представителей двух ветвей власти, а также самого режиссера А.Учителя и еще одного специалиста по медиа-технологиям.
Вольно или невольно получился некий срез нашего российского интеллектуального сообщества, на который возложен долг и ответственного за нашу культуру, за ее развитие или, как раньше говорили, за продвижение ее, культуры, в массы…
На протяжении последних дней, с момента передачи И.Волгина, посвященной поэзии Б.Окуджавы, я нет-нет да напевал «Сентиментальный марш» – строчки, вынесенные в эпиграф этих заметок. И сегодня после передачи М.Швыдкого они вернулись ко мне с удвоенной силой и степенью навязчивости.
Эта передача окончательно убедила меня в том, что российская нация больна и больна, как никогда, серьезно. Возможно, так же серьезно, как больна она была в начале прошлого века, накануне революции. А, может, и еще серьезнее…
Болезнь эта специфического свойства и имя ей одержимость манией убийства и самоубийства – принесения в жертву себя и других ради идеи, которая давно засела в наших мозгах и не дает нам покоя ни днем, ни ночью. Как несчастному герою Л.Толстого из повести «Смерть Ивана Ильича». Но в отличие от того, мучимого мыслью о том, что он жизнь прожил неправильно, мы одержимы мыслью, что уж мы-то точно жизнь прожили… вернее – живем правильно, а вот все остальные: от нашего соседа Александра Павловича и до американского президента – неправильно. И автоматом следующая идея-фикс – доказать всем и всеми доступными методами эту нашу правоту. Соседу Александру Павловичу в очередном споре на лестничной клетке можно, в крайнем случае, морду набить, рискуя при этом и самим получить – ведь он мужик тоже неслабый, ну а с Америкой – известное дело: для чего-то же мы тогда накапливали все эти арсеналы ядерного оружия; у нас и при Советах ядерных боеголовок было чуть ли не в три раза больше, чем у Штатов. Пресловутое чеховское ружье, а акт-то у нас уже третий играется, заключительный… И мания наша все нарастает…
Вчерашнюю передачу М.Швыдкого под названием «Агора», думаю, правильнее было бы назвать «Палата № 6». При просмотре почему-то постоянно приходило на ум сравнение с пьесами А.Чехова. Наверное, потому, что пьесы Чехова, они ведь тоже о брожении умов. В среде тех, у кого мозги имеются, и тех, кто склонен и способен ими шевелить, то есть в среде интеллигенции. О брожении – да, но не до такой же степени, как в пьесе… извините, в передаче М.Швыдкого. Здесь это уже не брожение, не поиск, не сомнение, не спор, не поиск компромисса с целью приближения к истине. Нет, здесь это уже столкновение между собой истин – монолитных и железобетонных блоков, между которыми не может быть никакого компромисса. Здесь третьего не дано, здесь либо ты меня, либо я тебя…
Герои Чехова по сравнению с нами счастливые люди. Да, они слабы, да они нерешительны, да, они размазня или как их там именовал Ленин? Да, они спорят, да – ошибаются, да – делают глупости и да – они раздражают друг друга и друг на друга то и дело злятся… Но при этом они все же все вместе пьют чай, гуляют и музицируют между спорами. И встречаются – из раза в раз…
Не то герои М.Швыдкого. Мало того, что они никогда и ни при каких обстоятельствах не встретились бы в жизни в одной компании: настолько различны они между собой и настолько различны их жизненные позиции. Это уже даже не брожение умов, не когнитивный диссонанс какой-нибудь, а один сплошной разброд и шатания. Хаос. Постмодернизм. И как с такими мозгами, где что ни ум, то непременно заходит за разум, нашему обществу дальше жить, абсолютно непонятно. Да, М.Швыдкой свел здесь представителей одной прослойки – интеллектуальной элиты общества. Сами бы они никогда здесь не сошлись, и уж точно, более никогда и ни при каких обстоятельствах не сойдутся. Какой уж там чай, какие качели и гуляния в саду! Если бы не прямой эфир и не тонкая, мудрая модерация М.Швыдкого, они вцепились бы друг другу в волосы, а то и в глотку прямо в студии, да так что и целый наряд ОМОНа не смог бы их расцепить… Впрочем, я и до сих пор не уверен в том, что этого не произошло после окончания эфира…
Да, по моему твердому убеждению, передача эта высветила непреодолимые противоречия в среде самой интеллектуальной прослойки общества, а это уже по-настоящему страшно. «Когда в друзьях согласья нет…» А ведь Россия – это не «Квартет» и даже не «воз», вызволить который вызвались «лебедь, рак да щука»… Черт бы с ней с «музыкой» и даже с «возом» – черт с ним! Здесь речь идет о судьбах целого народа и целой страны и даже не только о них одних, а о судьбах и других стран и народов, если не всего мира… В наш-то ядерный век…
На протяжении всей передачи и этой так называемой дискуссии для меня незримо за спинами участников стояла еще одна фигура – фигура о. Александра Меня, чью статью «Конец спора?» я волею случая прочитал буквально накануне передачи. Написанная лет за тридцать до этого статья поднимала те же важнейшие вопросы культуры – уровня культуры нашего общества, который, похоже, за все эти годы не только не вырос, а кажется, еще больше упал.
Неоднократно в ходе дискуссии звучала идея, порядком набившая всем оскомину, но так и не воплощенная в жизнь с момента ее произнесения о том, что всем нам надо учиться, учиться и еще раз учиться… Кстати, первым произнес ее не Ленин, как мы привыкли думать, а мой любимый М.Пришвин. Лет за пять еще до Ленина.
И громче всех звучала эта идея из уст того, кто из среды спорящих был наименее учен и образован, а вследствие этого – естественно, наименее терпим к мнению других и твердолоб в своих убеждениях. Под призывом учиться и образовываться он, очевидно, имел в виду приобщение всех и вся к лично ему открывшейся и крепко засевшей у него мозгах истине.
Вопросительный знак в названии статьи А.Меня за прошедший с момента написания статьи срок не только не уменьшился в размере, а напротив – разросся, по-моему, до вселенского масштаба. Бедный-бедный Александр Мень… Я видел его несчастную душу и его кости, беспрерывно, подобно юле, вращающиеся в гробу… Уж лучше бы он не верил и не проповедовал о бессмертии души…

Интересное кино

| Май 24, 2017 | Авторские публикации

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *