«ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ» ИЛИ… КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ФИЛОСОФИИ ЧЕЛОВЕКА

Лишь тот спасения достоин,
Чья жизнь стремлением была.
Гете. Фауст

Вольно или невольно Тимур затронул интереснейшую тему, которая в философии человека играет едва ли не главенствующую роль.
«Тварь я дрожащая?» – задался за полтораста лет до Тимура этим же вопросом великий писатель, и второй частью его жестко и однозначно, будто гвоздь забил: «Или право имею?» Чрезмерно жестко и чрезмерно однозначно, добавил бы я: как будто бы по-другому и как-то иначе вопрос и поставить нельзя!
Нет, Федор Михайлович, можно! Но об этом позже.
Лет …дцать назад попала мне в руки небольшая книжечка в мягком переплете, брошюра даже скорее, чем книжечка. Привлекла же оно мое внимание своим названием. Там мало кому известный философ с не по-философски русской фамилией «Хвостов» делил всех философов и все философские школы на две основные категории – пессимистического и оптимистического направления. Уже одно это было для меня откровением. На лекциях по философии в институте нам об этом не говорили, там деление шло на материалистов и идеалистов.
Пессимисты: Кьеркегор, Хайдеггер, Шопенгауэр и неизвестный мне Гартманн, а также кому только не известный Кант – оценивали роль человека в истории невысоко, и мрачным им представлялся его, человека, конец. Парадоксальным образом роль и влияние этого философского направления росли по мере – казалось бы! – все более бурного роста и прогресса человечества в 19 и 20 веках – всемерного развития науки, техники, экономики, прорыва в социальной сфере и т.д. И на фоне всего этого вдруг экзистенциализм! E subito sera…
Тимура, наверное, можно было бы отнести к этой философской школе или направлению…
Да, почему-то там оказался еще и Джакомо Леопарди, который в моем тогдашнем представлении был лишь поэтом. Но это так – к слову.
К числу оптимистов автор относил в первую очередь Дж.Бруно, Лейбница и кого-то еще, но что меня тогда еще удивило, цитировал и приводил слова и высказывания не с только философов, сколько поэтов и писателей, а также литературных персонажей. И были все они из далекого прошлого, из того века, когда прогрессом-прогрессом в нашем понимании слова еще и не пахло, когда человек, казалось бы, зависел целиком и полностью от природы. И еще от каких-то высших сил…
Казалось бы, налицо явный парадокс. Человек слаб и немощен перед лицом природных и надприродных сил, а дух его оказывается необыкновенно силен! Нищета, голод, болезни, войны: в Европе после сорокалетней или столетней войны, мора и голода в живых осталась лишь четвертая часть населения, – а человек строит храмы, которые и сегодня еще удивляют нас дерзновенностью мысли и глубиной и прочностью веры, торжеством человеческого гения и стойкостью его духа, а в итоге – величия даже.
И обратная картина. Человек расплодился и размножился необыкновенно. Подчинил себе природные силы вплоть до атома, вышел в космос, вплотную подошел к реализации вековой своей мечты – общества всеобщего потребления и благоденствия… И на тебе! Как никогда нищ духом и мрачно взирает на свою жизнь и на свои перспективы… Задается вопросом, подобно Левону, что мол такое «дух»? Удивляется, подобно Тимуру, ничтожеству человека… И это молодой человек, замечу себе, у которого в отличие от нас вся жизнь еще впереди…
Я не буду пока продолжать и раскрывать далее этот вопрос, тем более что и для меня он еще не вполне открыт. Но опять-таки парадоксальным образом я становлюсь все большим оптимистом по мере приближения финальной черте. И то, что меня пугало в прошлом, в той же молодости, все меньше пугает меня с приближением старости. По мере истечения сил физических, нарастают силы духовные. Надеюсь, что этот процесс не остановится и не пойдет вспять и что тенденция эта сохранится…
Я надеюсь продолжить разговор на эту тему. Пока же поставлю многозначительное многоточие и сообщу, наконец, название той брошюры, которое не сообщил сразу, в начале этой своей заметки. Сознательно не назвал. Оставив это на вкусненькое, на десерт, на потом… Так вот, брошюра эта называлась «Этика человеческого достоинства». Не с нее ли, не с него ли, с названия, все таким парадоксальным образом изменилось в моей жизни?..