ПРЕДИСЛОВИЕ.
На прошлой неделе спасался от московской жары на даче.
Там сейчас проживают стар (родители), млад (Лучик), да дочь Алина с вечно слюнявым Тишей (собачка-теленок).

Собственно, этого поста могло бы и не быть, если бы не ряд очередных дачных находок.
Здесь надо пояснить откуда эти находки берутся. Так вот, на втором этаже есть такая комната, куда на протяжении 3-х десятилетий свозилось разное барахло, особенно, в связи с моими многочисленными переездами, которое как бы жалко было выбрасывать. Алина же вознамерилась освободить эту комнату в связи с увеличением семейства, ну и в качестве эксперта-товароведа-такелажника подключила меня к этой титанической работе. Треть разобрали.
Больше всего времени заняла разборка книг, я даже не подозревал об их столь огромном количестве. А ведь почти все это было читано-перечитано…
КНИГИ.
К примеру, нашлась целая полка книг по критике буржуазного искусства. Такие родные и знакомые, многие из них были настольными, зачитанными до дыр. Как можно сейчас объяснить молодежи про это перевернутое обучение, что если было написано “критика”, то значит это было хорошо… А откуда еще можно было узнавать про Дюшанов и Уорхолов?
Вспомнил один случай из своей жизни, Где-то в середине семидесятых к нам в гости пришел наш родственник – генерал, увы, нехорошой конторы. Зайдя ко мне в комнату, он сразу обратил внимание на книжные полки (по-моему, так все делали в то время), быстро пройдясь по ним своим цепким взглядом, как мне показалось чуть более остального задержал его как раз на полке, где в основном стояли именно эти книги.
“Ну-ну…” – только и сказал он и вышел из моей комнаты.
На следующий день папа сообщил мне, что генерал “по-родственному”, обратил его партийное внимание, на вредность чтения его сыном подобной литературы. И это не смотря на то, что все книги были советские.
Хотя, по существу, генерал-то был прав…
А эту книгу я приобрел и прочитал от корки до корки в период моих экономических “разногласий” с правоохранительными органами (или их со мной), длящимися чуть не с год. Слава богу, до практики не дошло, спасла перестройка.
ЖУРНАЛЫ.
Практически полные комплекты за 74-75-ый годы журналов Burda и Modes & Travaux (ну, это можно Кулагину – пусть вырезает).
А также, вероятно, в качестве бонуса за работу был обнаружен журнал Playboy за декабрь 1974-го года (помню-помню…)
КАРТИНЫ.
Отыскались две мои картины. Одну я помню хорошо, где окно с книгой (холст, масло, 79-80?), вторую автопотрет с попугаем (гуашь, ватман), так и не смог припомнить, хотя, рука явно моя…
ПЛАСТИНКИ.
Не менее полусотни виниловых пластинок пролежало, вероятно, с 86-го года, когда мы переезжали в Крылатское.
В основном, джаз и классика, преимущественно Бах, очень удручился утратой своей вертушки Торенс, с удовольствием бы все переслушал…
И, среди этой кучи, вдруг находится 45-ка Pink Floyd – “See Emily Play” / “The Scarecrow”!
Как она сюда затесалась непонятно, вроде у меня такой не было. Да и издание странное. По приезде в Москву нашел-таки, что это швейцарская перепечатка 77-го года… А я уж губы раскатал, но все равно приятно.


ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЙ БУКЛЕТ-КОЛЛАЖ НА 29 ЛЕТ.
Увы, к своему стыду не могу вспомнить автора…
И на последней странице явно что-то отклеилось.
Кстати, вспомнил, что на 29-летие Саши Бабкова дарил ему свое фото-коллажное поздравление. Интересно – сохранилось?
ФОТОГРАФИИ-ПОСТЕРЫ.
Нашлась папка с фотографиями большого размера (был у меня период, когда я увлекался большими форматами).
БОБИК.
Бобика подарил мне дядя Лева на первый день рождения.
По-моему, ничего не изменилось, разве что, Бобик похудел…
ЗАСЛУЖЕННЫЙ ОТДЫХ.
После столь тяжелой работы не смогли помешать ни Тиша, чье привычное место по праву сильного занял Лучик, ни сам карапуз, пыхтящий на мне…
Снимок Алины Кононовой (бывшей Бабаян…)
УЖИК.
А в это время метрах в трех от качелей шла борьба ни на жизнь, а на смерть…, хотя, для кого-то просто обед…
Снимок Алины Кононовой.
Проснулся я спустя некоторое время от истошного крика соседки, панически боящейся змей (я и сам такой, хорошо еще, что дремал в тот момент).
ДОМОЙ С ТИШЕЙ.
Или “Перед Москвой не надышишься…”
Кто не понял, в зеркале торчит морда Тиши, а слюни улетают в сторону красной машинки…